Методы педагогического воздействия на учащихся

9935
А.А. Вавилова,
юрист
-консультант журнала “Справочник классного руководителя”

Прежде всего отметим, что меры педагогического воздействия должны иметь своей главной целью интересы конкретного ребенка: формирование у него положительных качеств, привычек, пресечение вредного поведения и т. п. А потому сначала следует оценить именно интересы данного ребенка, его личности, это будет исходной точкой для определения того, насколько верно поступил педагог с юридической точки зрения. Ведь право охраняет в первую очередь интересы личности. Виды и пределы воспитательных мер зависят во многом от того, какова цель и причина их применения.

Основным требованием является то, что учитель ни при каких обстоятельствах не должен оскорблять и унижать ребенка. Об ответственности за оскорбление, клевету, унижение чести и достоинства, применение психического и физического насилия к ребенку, оскорбляющего и унижающего его, говорилось в статье о насилии в школе в предыдущих номерах нашего журнала*. Надеемся, что нам удалось убедить читателей в том, что действия педагога, оскорбляющие или унижающие достоинство ребенка с целью добиться его послушания, явно противоправны, противозаконны и недопустимы с точки зрения современной морали.

Педагогу следует исходить из того, что уважительное отношение к ребенку должно быть таким же, как и уважительное отношение к взрослому. Иногда встречается точка зрения, что то, о чем не скажешь взрослому человеку, сказать ребенку вполне допустимо. Например (к счастью, редко), встречались учителя, которые считали, что назвать взрослого человека дураком или идиотом оскорбительно, а вот если ребенок не понимает материала после многократных объяснений и при этом плохо себя ведет, то высказать ему свое недовольство в таких терминах вполне нормально. Или, например, комментировать внешний вид взрослого человека неприлично, а вот сказать ребенку, что он “вырядился”, да еще использовать какое-нибудь колоритное сравнение, вполне допустимо. Объясняется это тем, что ребенку все это говорится из лучших побуждений, в воспитательных целях. На деле для ребенка подобные высказывания столь же оскорбительны, как и для взрослого. Честь и достоинство личности ребенка охраняются законом в той же мере, что и честь и достоинство совершеннолетнего человека, и родитель (иной законный представитель) оскорбленного ребенка может обратиться в суд с требованием о денежном возмещении вреда, причиненного своему подопечному.

К сожалению, встречаются случаи, когда педагоги унижают обучающихся, чье поведение кажется им неправильным с моральной точки зрения, относятся к ним пренебрежительно, игнорируют. Такое бывало, например, в случае беременности старшеклассницы в школе. С одной стороны, конечно же, это событие чрезвычайное; редко кто из взрослых считает беременность в 15 или 16 лет нормальным явлением. А потому продемонстрировать другим обучающимся, что это не является удачной моделью поведения, необходимо. Однако, опять же, делать это надо, объясняя свою точку зрения, при этом отношение к самой старшекласснице должно оставаться корректным и ровным.

Возможно, она рассматривает свое положение как нормальное, у них такие традиции в семье и т. п. В любом случае заявления о том, что ее не пустят на занятия, выгонят из школы или другая оценка ее морального облика в резких выражениях недопустимы.

Учитель не должен применять методов воспитания, связанных с психическим насилием над ребенком (крик, запугивание и т. п.). О недопустимости применения психического насилия и ответственности за его применение уже упоминалось в статье о насилии над ребенком, опубликованной ранее в журнале. Однако и у этого правила могут быть исключения. Исключением является ситуация, когда учитель вынужден накричать на ребенка в его же интересах – если ребенок ведет себя опасно (т. е. может причинить вред своему здоровью или здоровью других, а также вред имуществу). Если ребенок не реагирует на замечание, сделанное в корректной форме, и при этом поведение его надо срочно пресечь, вполне допустимо и повышение голоса, и жесткие слова.

Допустимым подобное поведение становится, поскольку оно совершается в условиях крайней необходимости: учитель обязан предотвратить вред, однако без крика у него сделать это не получается, другими законными средствами он воспользоваться не может.

Критерием правомерности становится соотношение допущенного и предотвращенного вреда: вред, наносимый криком психике ребенка, должен быть несущественным по сравнению с тем вредом, который предотвратили посредством крика (например, тяжкий вред здоровью ребенка). Поэтому следует помнить, что предотвращать подобным образом надо действительно опасные ситуации (например, ребенок высунулся из окна, или машет в толпе одноклассников ножницами, или этими же ножницами перерезает провод дорогого диапроектора). Если же речь идет о несущественных угрозах (ребенок забыл дома учебник, или пришел на урок в запрещенной Уставом одежде, или играл на уроке в игру и т. п.), то кричать и запугивать ребенка вне всяких сомнений противозаконно.

Следует также помнить о том, что ребенок – это отдельная личность со своим, пусть и не полностью сформировавшимся мировоззрением, правом на собственные решения, мнения. Поэтому, выбирая методы воспитания ребенка, не следует забывать о его праве на свободу мнения, на честь и достоинство личности, на выбор своей мировоззренческой позиции. Конституция гарантирует эти права, право на свободу мысли и слова (в определенных рамках, конечно) каждому, а не только совершеннолетнему гражданину. Никто, в т. ч. и ребенок, не может принуждаться к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Нельзя навязывать ребенку те нормы поведения, которые не являются общепризнанными в обществе. Учитель должен донести до ребенка информацию о том, каковы правовые требования к поведению человека, каковы общепринятые нормы морали, этикета. Если же тот или иной вопрос не имеет общепринятого решения, то учитель, конечно же, может высказать и обосновать свою точку зрения, однако не должен оказывать давления на ребенка, убеждать его, что тот не прав, навязывать свою позицию.

Например, сейчас достаточно часто стали возникать конфликты, связанные с вопросами веры. Они касаются и содержания образования: такие предметы, как история, биология и т. п., дают на многие вопросы иные ответы, чем религиозное вероучение. В данном случае учитель, конечно, руководствуется утвержденными государством и образовательным учреждением программами и потому должен преподавать дисциплины именно так, а не иначе, т. е. по сути он прав. Однако и в таких ситуациях не стоит прямо заявлять ребенку, что тот вместе с родителями и иными верующими ничего не понимают или недостаточно образованны, чтобы судить о рассматриваемых вопросах (в конце концов, спор между атеистами и верующими окончательного научного разрешения не получил). Если ребенка оскорбляет предлагаемая трактовка истории происхождения человека и т. п., скорее стоит объяснить ему, что бывают разные позиции, что государство и школа у нас светские организации, и потому предметная программа изложена именно таким образом, чем оскорблять его религиозные чувства. В ответ на иные действия в наше время уже вполне вероятен серьезный судебный иск.

Отдельным вопросом является форма одежды либо требования к одежде. Хорошо, если такая форма прописана в Уставе школе или ином локальном документе, обязательность исполнения которого предусмотрена тем же Уставом. В этом случае у учителя будет полное право требовать соблюдения установленных ограничений в одежде. Если же подобных ограничений не установлено, часто возникают споры по поводу того, насколько допустим тот или иной внешний вид в школе. Очень часто возникают настоящие скандалы по поводу неприемлемых с точки зрения учителя причесок, слишком авангардной одежды, пользования косметикой, украшениями.

Более серьезной с позиции права становится ситуация, когда различия в одежде обусловлены религиозными требованиями, например, мусульмане настаивают на ношении в школе хиджаба. В данном случае учителю остается опять же лишь путем убеждения попытаться воздействовать на ребенка и, в первую очередь, на его родителей, но не запрещать появляться на уроке в таком виде, даже если иные требования предписаны Уставом. Вопрос о ношении девочками-мусульманками головной повязки в учебном заведении рассматривался несколько лет тому назад высшими судебными и законодательной инстанциями почти одновременно в трех странах. И только в одной из стран (Франции) было принято решение на высшем государственном уровне о том, что

Устав учебного заведения в таком случае имеет приоритет. В двух странах (Великобритании и России) судебные власти постановили, что школьный устав не может препятствовать выполнению этого религиозного требования к одежде, поскольку в данном конкретном случае будет нарушена свобода вероисповедания. А эта свобода гарантируется Конституцией государства, равно как и запрет дискриминации по признаку вероисповедания.

Ребенок, как любая самостоятельная личность, имеет право на невмешательство в его частную жизнь (опять же в пределах, определяемых необходимостью, – см. выше).

Например, Конституция РФ предусматривает тайну переписки, телефонных и иных переговоров. Поэтому читать переписку детей (даже если они перебрасываются записками на уроке) незаконно. Незаконно также препятствовать разговору ребенка по телефону без посторонних, даже если у учителя есть подозрения, что на самом деле не так уж это и необходимо.

Конституция же гарантирует каждому, в т. ч. и ребенку, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В случае с несовершеннолетним согласие могут дать его родители или иные законные представители или же с их ведома сам ребенок.

Кроме того, определенные виды информации о детях объявлены конфиденциальной информацией (т. е. такой, которую нельзя распространять свободно) федеральным законодательством.

В частности, запрещается свободно распространять персональные данные о детях. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в т. ч. время и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация. Если иное не предусмотрено федеральным законом, родители ребенка (сам ребенок) не обязаны предоставлять педагогу подобную информацию. Однако родители, например, могут решить, что лучше проинформировать учителя о разводе или денежных трудностях, проблемах со здоровьем и т. п., дабы ребенок чувствовал себя более комфортно, а учитель лучше понимал его. В целом, учитель достаточно часто владеет информацией об определенных заболеваниях ребенка, его семейном положении, о содержании разговоров ребенка, иными сведениями о личности ребенка.

Если учителю была предоставлена такая информация, это не значит, что он может передавать ее каким бы то ни было другим лицам. Например, если учитель знает о разводе родителей ребенка и отчитывает его за плохое поведение в присутствии других лиц (допустим, директора – для усиления воспитательного воздействия), противоправно говорить о том, что в такой момент (развода) нельзя расстраивать маму вызовами к директору, т. к. информация о разводе станет известна директору. Если родители сообщили учителю о проблеме в школе, о которой рассказал им ребенок, нельзя передавать слова ребенка другим педагогам с целью быстрее решить проблему, если они или ребенок против.

Существует и медицинская тайна. Предоставлять информацию о своем здоровье ребенок также обязан лишь в определенных пределах (например, согласно установленным требованиям о проверке на момент поступления в школу и т. п.). Если ребенок отпрашивается к врачу, он не обязан описывать учителю свои симптомы (возможно, у ребенка такое заболевание, о котором ему стыдно сообщать другим лицам). Медицинская тайна подразумевает, что о состоянии здоровья ребенка должно быть известно только его законным представителям (а это не учитель, за исключением случаев, например, загородной поездки, когда ученик лишен возможности контакта с родителями). Потому расспросить ребенка о том, что его беспокоит, чем он болел и т. п., конечно, можно, однако настаивать на том, чтобы ребенок описал свое заболевание, нельзя. В принципе, для учителя должно быть достаточно информации о том, что ребенок плохо себя чувствует, справки о том, что ребенок болел. Нельзя ограничивать ребенка в правах, если он отказывается рассказать о своем здоровье (например, не отпустить в туалет до предъявления справки, к медсестре до точного описания всех симптомов и т. п.).

Следует также помнить о праве ребенка на образование. Очень часто встречаются случаи, когда ребенка удаляют с урока без веских причин. Это не только небезопасно (чаще всего надзор за ребенком в это время не обеспечивается), но и нарушает право ребенка получить образование в соответствии с программой и в избранной форме обучения, т. е. на уроке и в школе.

Удаление ребенка с урока с правовой точки зрения будет оправданно лишь в случае, если поведение ребенка мешает учителю вести урок. Если ребенок не реагирует на замечания и тем самым срывает урок, этими действиями он фактически нарушает право на образование иных детей. И для того, чтобы соблюсти конституционные права и интересы его одноклассников, ученика вполне допустимо удалить с урока.

Если ребенок просто занимается своими делами и не мешает окружающим, то удалять его с урока (”раз уж ты все равно ничего не делаешь”) будет неправомерно. У ребенка есть право получить образование, в т. ч. право присутствовать на занятиях, а вот воспользуется ли он этим правом и в каком объеме (т. е. будет ли слушать учителя, будет ли выполнять задания и т. п.), решать самому ребенку и его родителям. Конечно же, учитель должен выразить свое негативное отношение к такому поведению, пытаться исправить ситуацию, однако, выгоняя ребенка с урока, учитель нарушает его конституционные права. Вышесказанное не означает, что ребенок может вести себя как угодно. У учителя нет обязанности ставить ребенку удовлетворительные оценки и переводить его в следующий класс, если программа не усвоена на должном уровне, ребенок и его родители должны понимать это.

Кроме того, перед удалением педагог должен попытаться взять под контроль поведение ребенка иными, более мягкими методами (замечания, записи в дневник и т. п.). Причина этого в том, что педагог отвечает за безопасность ребенка. Если же ребенок удаляется, то педагог теряет возможность надзора за ребенком. Конечно же, достаточно часто дети удаляются с урока, и ничего плохого не происходит (ребенок погуляет в коридоре, успокоится и вернется в класс). Но бывало такое, что именно в этот момент ребенок решает развлечься и в итоге наносит вред своему же здоровью, а отвечать за это будет школа и педагог. Поэтому в идеальной ситуации ребенок должен не просто удаляться с урока, а направляться под присмотр другого взрослого (другого учителя, завуча, директора). Понятно, что в таком случае удаление может быть лишь крайней мерой (иначе рабочее время персонала школы будет занято лишь тем, чтобы следить за непослушными детьми).

Большинство мер педагогического воздействия заключается в словесном воздействии. Учитель доводит до сведения ребенка свое недовольство его поведением, говорит, чего он хочет от ребенка, объясняет, почему так поступать нельзя, и иным образом внушает ребенку необходимость вести себя иначе. Однако помимо психологического воздействия на ребенка иногда приходится прибегать и к физическому воздействию. Это может быть наказание (например, ребенка за руку отвели и поставили в угол) или же применение силы для пресечения неправильного поведения ребенка.

Пределы правомерного применения физического воздействия на ребенка были рассмотрены в предыдущих номерах журнала. Еще раз напомним, что применение физической силы правомерно, если налицо одновременно все нижеперечисленные признаки:

1. Поведение ребенка может причинить вред здоровью ребенка или здоровью окружающих его лиц, вред имуществу образовательного учреждения или имуществу учащихся, работников учреждения. Если ребенок своим поведением срывает урок и тем самым лишает других детей возможности обучения, лишает учителя возможности исполнять трудовые обязанности, надзирать за другими детьми и при этом ребенок отказывается выйти из класса (например, в кабинет директора), применение силы будет допустимо, чтобы вывести ребенка из помещения и доставить под надзор директора.

2. Иные меры воздействия на ребенка к пресечению опасного поведения не приводят (ребенок не реагирует на замечания, отказывается дать учителю дневник, не слушается).

3. Физическая сила применяется непосредственно для пресечения опасного поведения. Педагог не наказывает таким образом ребенка за непослушание, а делает для него физически невозможным продолжение опасного поведения (например, силой отводит от открытого окна, берет ребенка за руки, не давая тем самым ударить одноклассника, силой забирает у ребенка чужую игрушку, которую тот ломает).

4. Применяя силу, педагог избегает оскорбительных для ребенка действий (например, удар по лицу, подзатыльник). Педагог также по возможности старается избежать причинения физического вреда ребенку (следит за тем, чтобы не нанести ребенку травм, чтобы он не ударился сам при попытке вырваться).

5. Учитель не допускает превышения пределов необходимого применения физической силы. Она применяется ровно в той мере и до тех пор, пока это необходимо для пресечения опасного поведения. Учитель должен соизмерять свои силы и силы ребенка и не применять силу большую, чем будет достаточно для пресечения недопустимого поведения. Например, если ребенок не слушается и играет у окна, то отвести его оттуда силой можно, однако применять силу, чтобы после этого еще и заставить его сесть за парту и делать задание, будет уже неправомерно. Или, например, вполне допустимо отобрать у ребенка чужой телефон, который он ломает, но тащить его силой за руку извиняться перед владельцем телефона – нельзя.

Поскольку учитель должен следить за ребенком, оберегать его жизнь и здоровье, то делать это он должен всеми доступными ему способами. И если физическая сила остается единственной возможностью выполнить эту обязанность, то применение ее правомерно. Меньший вред (нарушение прав ребенка на неприкосновенность личности) должен предотвращать больший вред (опасность для его жизни или здоровья, жизни и здоровья других обучающихся, вред имуществу, опасность нарушения прав других детей на образование, отрицательного влияния на воспитание обучающихся).

Следует также оговорить, что такая воспитательная мера, как отъем вещей у ребенка (например, мобильный телефон или игрушка забираются до конца урока или до появления родителей в школе), незаконна. Изъятие любой вещи ребенка, даже временное, является нарушением права владения, и ребенок (или его родители) вправе применять все способы защиты своей собственности (заявление в милицию, иск в суд и т. п.). Даже попытка ребенка силой отобрать свою вещь у учителя будет признана правомерной самозащитой имущественных прав. Обыскивать сумки и карманы ребенка также противозаконно.

Однако подобные меры допустимы, если ребенок может нанести себе или другим вред с помощью вещи, которая является его собственностью (если он играет с ней или прячет ее в сумке). В этом случае временный отъем вещи возможен и необходим, т. к. обусловлен закрепленной в законе обязанностью учителя надзирать за детьми. Если же вещь не представляет опасности, то во избежание проблем лучше потребовать от ребенка, чтобы он сам убрал ее, сам положил на видное место или стол учителя на определенное время, сам показал, что у него в кармане, открыл сумку и т. п.

Кроме того, напомним, что применение физического воздействия с целью помощи или поощрения ребенка также возможно не во всех случаях. Тут единственным критерием является согласие ребенка. Если ребенок не считает физическое воздействие допустимым и для него оно оскорбительно, неприятно или нежелательно по разным причинам, то для педагога это должно служить основанием применять иные меры поощрения или помочь ребенку другим образом. Опять же, исключением будет являться опасная ситуация, например, правомерно поступят учитель физкультуры, который страхует ученика во время выполнения опасного упражнения, несмотря на его протесты, или учительница начальных классов, которая, несмотря на возражения первоклашки, отнимает у него тяжелый предмет и помогает поставить его на место.

Однако не только физическое и психическое насилие над ребенком в школе может быть неправомерно. Следует внимательно отнестись к выбору любых наказаний для ребенка (если только это не словесное внушение, запись в дневник, беседа с директором). Часто учителя, понимая, что словами воздействовать на ребенка не получается, ищут более действенные меры, когда ребенок как минимум бы точно в полной мере ощутил, что был наказан. Детей ставят в угол, запрещают выйти погулять на переменке (чтобы посидел и подумал или доделал задание, которое не выполнил из-за безделья на уроке), требуют обязательно прийти переписать не написанную по неуважительным причинам контрольную работу, остаться после уроков, убрать в классе и т. п.

Меры воспитательного воздействия должны соответствовать физическим и психическим возможностям ребенка. Выполнение ребенком заданий или соблюдение дисциплины не являются столь важной вещью, которая бы могла оправдать применение воспитательных мер, вредных для здоровья ребенка.

Существуют гигиенические требования к проведению урока, нормативы относительно того, что ребенок может, а чего не может делать в определенном возрасте. Заставлять ребенка совершать действия, которые он выполнять не должен в соответствии с установленными нормами, недопустимо. Например, нельзя поставить ребенка первого класса в угол на целый урок, нельзя лишить ребенка возможности отдохнуть на перемене, нельзя заставлять ребенка заниматься уборкой класса, нельзя оставлять ребенка после уроков, если нарушается правило о часовом перерыве после установленного числа уроков, нельзя нагружать ребенка сверх установленных норм, нельзя проводить свыше определенного количества контрольные и проверочные работы и т. п. Нарушение санитарно-гигиенических требований в деятельности школы и учителя недопустимо. Подобные методы воспитания нарушают право ребенка на здоровую и благоприятную среду обучения.

Аналогично следует учитывать и требования методики обучения (в частности, психофизиологические особенности возраста ребенка и вытекающие из них ограничения). Поэтому, продумывая систему поощрений и наказаний ребенка, следует внимательно проверить ее на предмет соответствия установленным санитарно-гигиеническим и методическим требованиям.

В заключение отметим, что в данной статье мы вовсе не пропагандируем исключительно мягкий и всепрощающий стиль общения с ребенком. Иногда учитель вынужден общаться с ребенком строго, требовать от него определенных действий, выражать свое неодобрение поведения ребенка. Однако даже самое строгое отношение к ребенку должно быть уважительным, не должно унижать ребенка.

Следует также различать ситуации, когда учитель может требовать, а когда – лишь убеждать и советовать. В ряде случаев учитель имеет полное право требовать от ребенка определенных действий (например, связанных с процессом обучения – выполнить задание, соблюдать дисциплину, появляться на занятиях вовремя), а также соблюдения общепринятых моральных, правовых норм и норм этикета – не бить одноклассников, не врать, здороваться, если с ним поздоровался другой человек. В ряде же ситуаций учитель может лишь донести до ребенка свою точку зрения, привести аргументы в пользу ее правильности, и не более того (например, педагог не должен требовать, чтобы ребенок принял его точку зрения в ситуациях, когда возможно несколько позиций и ни одна из них не может считаться стопроцентно верной или общепризнанной, например, в вопросах веры, выбора круга общения, вкуса в области одежды, музыки).

В любом случае методы воздействия на ребенка должны применяться (и применяются большинством педагогов) в интересах развития личности ребенка. При этом педагог, как взрослый человек, способен предвидеть больше опасностей, которые подстерегают ребенка, учитывать больше обстоятельств, которые отразятся на дальнейшей жизни ребенка. Поэтому педагог часто во имя долговременных интересов ребенка (жизнь, здоровье, возможность продолжить образование в хорошем ссузе или вузе) ограничивает его сиюминутные желания (например, высунуться из окна, обмениваться смс-сообщениями по мобильному телефону вместо выполнения задания). Если возникает такая необходимость, то во имя долгосрочных интересов самого ребенка или окружающих его детей могут быть применены самые жесткие меры воздействия на ребенка, вплоть до применения силы.

Справочник классного руководителя. 2007. № 4. С 45-60.



Подписка на статьи

Не пропустите ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь бесплатно на рассылку.

Мероприятия


Мероприятия

Проверьте свои знания и приобретите новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение на подписку

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Школа Менеджера образования

Рассылка



© МЦФЭР, 2017. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-37745 от 12 октября 2009 года
Menobr.ru: сайт для специалистов и управленцев сферы общего образования. Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

По вопросам подписки обращайтесь: 8 800 775-4822 (звонки по России бесплатные)
По вопросам клиентской поддержки тел.: +7 (495) 937-90-82



  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников сферы образования

Чтобы продолжить чтение, пожалуйста, зарегистрируйтесь.

Это бесплатно и займет всего минуту, а вы получите:

  • доступ к 10 000+ профессиональных материалов;
  • 5 000 готовых рекомендаций педагогов-новаторов;
  • более 200 сценариев открытых уроков;
  • 2 000 комментариев экспертов к нормативным документам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Материал только для зарегистрированных пользователей

Зарегистрируйтесь, чтобы получить документ. Это бесплатно и займет всего минуту!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль