Развитие личности ребенка – главная цель современного образования

8935

С 1 сентября 2009 г. вступают в силу поправки к Закону РФ "Об образовании", которые вводят Государственные образовательные стандарты нового поколения, отличающиеся от старых тем, что будут предъявлять требования не к содержанию обучения на всех ступенях образования, а к структуре образовательных программ, условиям их реализации и результатам освоения. Кроме того, новые стандарты устанавливают единый для школ федеральный стандарт. Ранее он состоял из трех компонентов: федерального, регионального и школьного.

Пока новые стандарты находятся на "стадии сборки" и частично "обкатываются" в 14 регионах России. Их разработкой занимаются Российская академия образования и Институт проблем образовательной политики "Эврика".

Сегодня на вопросы нашего корреспондента Людмилы Пронозы о проекте стандартов образования отвечает эксперт Института проблем образовательной политики "Эврика", действительный член Академии социальных и педагогических наук, эксперт Совета ЕвропыВладимир Константинович Бацын.

Владимир Константинович, я была на одной из Ваших встреч с педагогами Подмосковья, где Вы рассказывали об идеологии нового проекта модернизации образования и утверждали, что перемены в подходах к образованию уже есть. В чем Вы их видите?

Действительно, перемены происходят. Но, увы, они не приобрели необратимого характера. Образование находится в той точке, когда возможны разные решения и траектории дальнейшего развития. Сейчас "борются" приверженцы традиционных ценностей со сторонниками перехода к иным ценностям, которые, с их точки зрения, более соответствуют вызовам эпохи.

По большому счету, схлестнулись специалисты с разными представлениями не столько об образовании, сколько о мире, в котором мы живем, о качестве жизни.

Об учебной сфере порой начинают судить, исходя из личных представлений о нем. Но я хочу отметить, что у образования собственных целей нет, оно выполняет так называемый заказ. Вопрос в том, как он формируется, чьи интересы учитывает, в какой степени совпадают представления заказчиков и педагогов. Но система ценностей, в которой действует учеба, задается извне.

С этой точки зрения мы вправе задать вопрос каждому учителю, приходящему на урок: а чего, собственно, он добивается за 45 мин отведенного времени? Если он собирается просто преподать очередной параграф, назову такой ответ плачевным, ведь настоящий учитель должен идти на урок за тем, чтобы помочь ребятам лучше понять себя при помощи предмета и той деятельности, которая на уроке осуществляется. Изменения, происходящие сейчас в учебной сфере должны измеряться степенью понимания того, для кого они осуществляются. На мой взгляд – для ученика. Другой ценности быть не может. В отличие от эпохи 50–100­ летней давности цель современого образования сегодня одна – помочь мальчику или девочке с самого раннего возраста найти себя. Если ребенок определился с целью жизни и средством ее достижения – учеба свою роль сыграла. Если же из школы выходит человек, себя не нашедший в этом мире, он слепое орудие сил, действующих вокруг него. И даже самые глубокие и прочные знания не помогут.

До поры до времени ребенок воспитывается в семье. Потом в этот процесс включается детский сад, за ним школа, и так до 17–18 лет. Вопрос: чем же занимался человек в этот важнейший период своей жизни? Ответ: ничем иным, как освоением базовых программ самой жизни –ее смыслов, кодов, языков, культурных текстов, ценностей, норм. Спросите у ребенка: "Что ты сейчас делаешь?", и он ответит: "гуляю", "играю", "смотрю телевизор", "ничего не делаю". Но мы-то знаем, что пока он занимается такими, казалось бы, несерьезными делами, подспудно происходит становление его личности.

Исследователи уже целый век без особого успеха пытаются понять: какие качества в человеке заложены с рождения, а какие он приобретает в процессе воспитания? Но даже если принять крайнюю точку зрения, что личность почти полностью формируется в раннем возрасте, вряд ли кто-то станет утверждать, что условия, в которых растет ребенок, ни на что не влияют.

Для человека принципиально важно с самого начала не ошибиться в выборе цели современного образования, правильно оценить свои силы и возможности. И тут опыт не заменят никакие знания. Чем он богаче и разнообразнее, чем адекватнее у молодого человека представления о себе и мире, тем больше у него шансов реализоваться. И задача системы – помочь личности приобрести такой опыт. Только он позволяет строить жизнь сознательно и ответственно. Тотальное, "знаниевое" образование заменить его не может никак. Оно вообще давно уже превратилось в самоцель и как бы говорит ученику: "Я – это и есть то, что делает тебя полноценным человеком".

Парадокс: мы постоянно твердим о необходимости непрерывного образования (принцип LLL – Life long learning) и при этом продолжаем рассматривать общее образование как некий единый, монолитный, почти сакральный комплекс. Хотя 99,99% гражданам России никогда в жизни не пригодятся знания: дата сожжения Яна Гуса, формула квадратного трехчлена и технология производства конвертерной стали, – все это настойчиво впихивается в бедные ученические головы.

Вы предлагаете изменить систему оценки знаний – важно не то, сколько страниц учебника и как хорошо выучил ребенок, а то, какие полезные знания для своего будущего он почерпнул?

Да. Наша задача состоит именно в том, чтобы принять такие образовательные стандарты, которые оценивали бы продвижение ученика по ключевым компетентностям и выводили его из состояния просто обучаемого в состояние саморазвивающейся, самоорганизующейся личности.

Важно, начиная с раннего возраста, помещать ребенка в образовательные пространства, позволяющие ему максимально полно проявить заложенные на генетическом уровне способности. Не только те, которые могут понадобиться на уроках по предметам, а вообще все – творческие, исследовательские и т. д. Чем больше столкновений у ребенка с внешними обстоятельствами, другими людьми и культурами, тем лучше он начинает понимать себя, определяться в мире. Если уже к начальной школе этот стихийный опыт обобщить и далее развивать, – мы получим замечательный результат освоения образовательных программ.

Из множества возможных ответов на вопрос, зачем ребенок ходит в школу, я предпочитаю такой: чтобы школа (непременно вместе с родителями) помогла ему найти себя. Вернее – помогла начать строительство, формирование личности. И все. Не больше, но и не меньше. Цель ребенка – в нем самом, поэтому основным предметом изучения должен стать ребенок и все многообразие его социокультурных связей. Тогда и учеба будет потребностью, а не тяжкой обузой.

Иными словами, от тотальной, сведенной к механической сумме учебно-предметных программ системы необходимо отказаться в пользу максимальной индивидуализации учебной сферы, подчинения его задаче развития социального опыта молодого человека. Разумеется, я не призываю отказаться от знания. Но хочу подчеркнуть, что оно приобретается, усваивается (делается своим), только если в нем есть живая потребность.

Нынешняя школа такого социального опыта не дает (и, похоже, не может дать), поскольку описывает, объясняет искусственный (макетированный в учебных целях) мир и полностью игнорирует "параллельную живую жизнь" с ее взрослыми заботами. Как выразился один выпускник, "школа – это место, где давали ответы на вопросы, которых мы не задавали".

Ясно, что научить в школе (и даже в университете) всему, что может пригодиться в жизни, невозможно. И не только потому, что объем таких "необходимых" знаний непомерно велик, а и потому, что их необходимость отнюдь не очевидна. Сегодняшнему ученику за жизнь придется много раз менять виды деятельности, осваивать новые профессиональные области. Поэтому он должен по выходу из образовательного учреждения обладать не "знаниями на вырост", а вполне конкретными качествами, к формальной образованности не сводимым.

Конечно, дети не все время находятся в стенах школы и какой-то социальный опыт получают, например, в дворовой компании. Стихийная образовательная программа улицы часто оказывает гораздо большее влияние на формирующуюся личность, чем программа учебного заведения. А должно быть наоборот.

В начальной и основной школе следует отменить (или, по крайней мере, резко уменьшить) классно-урочную, учебно-предметную "повинность" и сделать максимальный упор на те формы образовательной деятельности, которые сталкивают детей с реальной жизнью и ее проблемами. Множество животрепещущих вопросов, которые при этом неизбежно будут возникать, как раз и станут главным школьным предметом, причем предметом, по-настоящему интересным подросткам.

Что может стать объектом изучения? Без преувеличения все. Любой вопрос достоин обсуждения: как (и почему именно так) живут и работают люди; как они зарабатывают деньги и на что их тратят; во что и почему верят; как проводят свободное время; как организована и действует власть; кто и какие имеет права и обязанности; почему у нас плохие дороги и т. д.

Разумеется, все это в корне меняет роль учителя, характер его общения с детьми. Прежде всего, он перестает быть ретранслятором нормированного обязательного знания (что вовсе не освобождает от обязанности исподволь прививать детям любовь к знанию, учить добывать его и им оперировать). Объяснение материала уступит место дискуссии – ведь ни на один из вышеперечисленных вопросов не существует единственно верного ответа. Из ментора учитель превратится в собеседника, отличающегося от всех остальных лишь большим жизненным опытом и знаниями.

Теперь представим себе молодого человека 14–15 лет, прошедшего такую "дискуссионную" школу. Подросток уже отдает себе отчет в том, сколь сложна социальная материя, умеет многое видеть и понимать, разбираться в людях и в себе, он осознает себя элементом сложнейшим образом устроенного социального организма. К очень многому у него сформировалось отношение, основанное на личном опыте. Его суждения вполне компетентны, мышление – критично. Он уже почти нащупал сферу личных интересов, направление экспансии своего "я" и пределы роста, т. е. знает, чему и как хочет дальше учиться. Такой ученик способен осознанно выбрать индивидуальную образовательную программу, больше того, требовать, чтобы его учили именно по ней.

Сегодня выясняется, что большинство компетентностей, требуемых работодателями, формируется в возрасте до 7 лет. Дальше – это так называемая социализация. А вот свойства человеческого характера – способность быть открытым, работать в коллективе, видеть и понимать, слушать и слышать, смотреть и видеть – все там, в детстве. Этому уже научить нельзя, поздно.

Поэтому задача наша состоит в том, чтобы образовательная программа, о которой говорят разработчики новых образовательных стандартов, была четко определена. Для обоих вариантов стандартов важна образовательная программа семьи, которая действительно задумывается о своем вкладе в развитие ребенка.

Образовательная программа должна строиться на том, чтобы создать "подпростанства". Одно из подпространств будет учебным – то, что мы привыкли считать уроками, знаниями по предметам. Но это не основная часть. Главное – развитие человеческого капитала и потенциала. Здесь я задал бы такой вопрос: учеба – это сокровище или капитал?

Если сокровище – мы сразу видим образ Скупого рыцаря, который имеет сундук, наполненный очень ценными предметами, изумрудами и брильянтами, но все они в сундуке, а сам он, обладая сокровищами, нищ. Что мы имеем, если обобщить все как простой объем знаний, хранящихся в сундуке? Знаешь ты многое – знай, но что от этого тебе, твоей семье, народу, стране? Это ведь только твое сокровище…

Если же учеба – капитал, значит личное образование пущено в социальный оборот, это делает человека капиталоемким, высоко ликвидным, пользующимся спросом на рынке труда. Его продукт стоит дорого, а чем дороже продукт, тем богаче человек, общество и государство. Нельзя говорить об успешности государства, если не успешны его члены.

Владимир Константинович, в концепциях новых образовательных стандартов авторы говорят о государственном заказе системе образования. А как Вы к этому относитесь?

Действительно, очень многие сегодня говорят о так называемом государственном заказе образованию, но никто не затруднился назвать, что в него входит, что нужно государству от общего среднего образования? Назвать узловые элементы заказа мало, если мы по-прежнему будем смотреть на учебную сферу как на всеобщую учебную дисциплину.

Во-первых, нужно, чтобы все граждане владели государственным языком. Это общегосударственная ценность. Во-вторых, социум должен сознавать себя гражданами. И в этом смысле государству глубоко безразлично, какую религию исповедует гражданин, на каких языках он говорит, какие национальные и культурные традиции хранит – это его дело, дело народов. В-третьих, необходима государственная "мифология", историческое представление о государстве и любовь к нему как к исторической ценности. Иными словами, государству важны вполне понятные вещи и ему, по сути дела, совсем не важно, какое количество учеников, по какой программе и как сдает математику. Значим только успех граждан, их конкурентоспособность.

Государство может определить, какая ему нужна милиция, армия и т. д. Но думать о специалистах, необходимых работодателю не обязано. В дело вступает важнейший фактор сегодняшней образовательной политики – рынок труда. В СССР был госзаказ на специалистов, которые выходили в некоторое пространство, ограниченное замкнутой экономической системой страны. Сегодня специалист сам ищет свое место. Это значит, что если он нанимается на работу к отечественному или зарубежному работодателю, то ни тому, ни другому нет никакого дела до того, на каком языке, по каким программам и в какой школе он учился. Важны только умения, знания, способность к саморазвитию.

То есть, Вы считаете, что в ближайшем будущем будет оцениваться не система знаний, которой человек овладел, а его человеческий потенциал и к нашим будущим выпускникам будут предъявлены не требования российских государственных стандартов, а требования мирового рынка труда?

В чем парадокс ситуации с существующей у нас системой образования? – в частном характере производства и государственном характере подготовки кадров для него. Фактически, система профобразования (и начального, и среднего, и высшего) – это же ничуть не изменившаяся с советских времен система производства кадров, абсолютно не учитывающая запросы потребителя.

Не стало Советского Союза и Госплана, появились частные предприниматели. Перед ними множество специалистов, из которых выбираются наиболее подходящие. Но степень совпадения потребностей невелика. Количество безработных в России и выезжающих за рубеж свидетельствует о том, что диалога нет.

Перед предпринимателями стоит сложная задача – создавать собственную, параллельную государственной систему подготовки кадров, тратить на это деньги и "ковать" кадры под себя или же на абсолютно бесплатном рынке рабочей силы выбирать то, что им нужно. А можно не делать ни того, ни другого, приглашая специалистов из-за границы, что уже и происходит. Получается, что конечная эффективность системы российского образования "провисает", она не эффективна с точки зрения рынка.

Значит, не стоит заставлять ребенка корпеть над учебниками, получать пятерки, достаточно выяснить, к чему он действительно способен, что ему интересно, и учить только этому? А не приведет ли это к полной потере интереса к учебе?

Далеко не все отличники, окончившие школу с медалями и высшими баллами по ЕГЭ, успешны в жизни. И есть ответ почему: такая у нас учебная сфера и такова система ценностей. Напротив, нередко вполне успешными оказываются те, кто в школе успевал не слишком хорошо. Дисбаланс поразительный. Почему? Дело в том, что отличное освоение учебных предметов предполагает максимальную близость к заданным образцам воспроизведения. Мы не учим решать общие задачи, неопределенность в школе отсутствует. А жизнь неоднозначна.

Чем интересен троечник? Тем, что его индивидуальность не принимает жесткого каркаса и он приобретает опыт решения задач c минимальными затратами психической, интеллектуальной и прочей энергии, экономя их и употребляя на другие сферы и цели современного образования. Но мы ведь берем за основу тезис о возможности ребенка максимально проявить и развить свои таланты. А если нет у него склонностей к традиционному набору из 17 обязательных предметов, а есть к тому, что мы называем дополнительным учебным процессом? Или к такому виду деятельности, который не охвачен и дополнительным образованием. Например, ребенок – прирожденный лидер, он высоко креативен. Где ему это проявить в нынешней школьной системе образования?

У нас действует заданный образец. Отсюда до сих пор не изжитое многими представление, что якобы должен быть некий воспитательный идеал, образ выпускника. Любой подобного рода образ – это прокрустово ложе, под которое подгоняются молодые люди. Вот, собственно на чем и строятся противоречия, с которых мы начали разговор.

Либо мы по-прежнему задаем некий идеальный образ, где чем больше знаешь, тем лучше, либо смотрим на ребенка с точки того, что ему нужно именно то знание, которое пригодится всегда. Я подчеркну – каждому человеку необходимо свое знание.

А как же ребенку определить степень полезности тех или иных знаний? Он ведь еще не все понимает и ко многому не готов в этой жизни.

А ведь мы говорили о том, что детский опыт, особенно если он начинается рано и систематически продолжается до 10–12 лет, крайне важен! Не искусственное обучение и погружение в запоминание сочтенных кем-то необходимыми кусков информации, а его собственный опыт. Ребенок начинает понимать, что лично ему интересно. Мы ведь обращаемся в процессе такого обучения к системе общественных ценностей и предлагаем детям соотнести собственный опыт с общим опытом цивилизации и культуры. Это постоянный диалог. Но если нет диалога с собой, образование провисает. Оно не помогает человеку ответить на главный вопрос – а зачем это мне?

Вы сами – бывший учитель. Пытались ли Вы то, о чем сейчас говорите, применять на практике?

Применял, и неоднократно. Более того, несколько лет назад мне довелось побывать на уроке истории в американской школе. Урок был посвящен викингам, школьникам было 12–13 лет. И вот домашнее задание, сформулированное в одном вопросе: "Зачем нам нужны эти викинги?". Изумительный вопрос! Учителя не интересуют даты, научные исследования и прочее, он прекрасно понимает, что в этом возрасте не может еще быть сформировано какое-либо научное знание. Важно, чтобы ребенок задумался и ответил – нужны ли викинги ему и остальным. Педагогу важна способность ученика иметь собственную точку зрения и уметь ее обосновывать. Все!

Еще раз повторяю свою мысль: образование – не самоцель, человек – цель современного образования. И если оно не служит становлению человека в культуре и на рынке труда, то каким бы образование не казалось замечательным, его ценность равна нулю.

Учительство в большинстве своем находится внутри образовательной системы и вряд ли много размышляет над перечисленными противоречиями. Как быть?

Для начала осознать, что перемены неизбежны. Сетовать и говорить: "Повысьте нам зарплату и не вмешивайтесь, дайте спокойно работать!"– самое простое, и мы это слышали на протяжении нескольких последних десятилетий. А вот сделать национальный проект "Образование" своим, попытаться осознанно и целенаправленно дать ученику возможность получать ценностные компетентности сложнее. Формирование наиболее простых компетентностей в школе: информационных, коммуникативных, исследовательских, познавательных – первый шаг. Параллельно стандарту Российской академии образования (где образовательная программа трактуется как открытый гражданский договор между родителями и системой работы учебного заведения) нами создается образовательная программа, выводящаяся за рамки чисто учебного, классно-урочного процесса. Социализацию в рамках школьного класса осуществить невозможно. Говорить о ней можно, но опыта там нет.

Компетентностный опыт – это опыт, по определению выходящий за рамки учебных компетенций. Поэтому речь и идет о том, чтобы, во-первых, полностью пересмотреть содержание тех 36 ч обязательного взаимодействия ученика и учителя. Чем их наполнить? Изучением новых параграфов, что мы традиционно и делаем, или уделить больше времени индивидуальному развитию ребенка, помочь ему понять себя через предмет? К 14 годам дети будут в состоянии определить собственную образовательную траекторию. Это значит, что в школу придет нелинейное расписание, когда ученик проходит по своей образовательной программе с педагогами тот или иной предмет. Основа основ – индивидуальные особенности ребенка.

Речь идет о том, что ребенок должен быть помещен в максимально широкий и насыщенный социальный контекст. И он начнет, не может не начать выстраивать систему своих ценностей. Подросток же не в изоляции находится, а в постоянном общении со сверстниками и учителями. Поэтому достаточно взять любую нормальную семью, и мы увидим, как там это происходит: дети, которым оказывается всяческая поддержка, раскрываются.

Еще один важный для меня момент – так называемое дистанционное или сетевое образование. Ведь ребенок не обязан пользоваться только ресурсом школы, в которую его отдали. Перед ним все школы мира, все образовательные программы. А задача взрослых – разработать механизмы выведения ребенка в эти пространства. Если в 15–16 лет человек начинает самообразовываться, искать источники образовательных ресурсов, – школа, как обязательный источник знаний, уже не нужна.

То, что я скажу, покажется невероятным, но, на мой взгляд, лучший учитель в школе тот, для кого профессия учителя не является основной. Ну, например, на урок истории придет археолог и начнет рассказывать о раскопках. Представляете, какой импульс получат дети. Это расширяет представление о предмете как о науке, исследовании и т. д. Становится сомнительным – нужно ли систематически и нудно воспроизводить параграфы учебника? Что продуктивнее – тщательное и систематическое изучение стран, континентов и событий или выделение принципиальных понятий, важных для XXI в.? Например, что такое империя, каково в ней человеку? Тоталитаризм – что это? Тут нет систематического знания, но есть понимание истории как чрезвычайно актуального для современного человека явления. Это применимо и к географии, и к математике, и к литературе, и к любому другому предмету.

Если обобщить все вышесказанное, то задача учебной сферы – как можно скорее поместить ребенка в принципиально новые смыслы современного мира и помочь ему понять, как мир представлен во времени и пространстве. Стандарты нового поколения должны отказаться от навязывания учителю содержания образования. Определяя результат, необходимо предоставить учителю полную свободу в достижении поставленной цели современного образования.

В прошедшем году Вы выступали со своими лекциями в 37 регионах России. Как воспринимают Ваши мысли учителя? Разделяют ли их?

Пока наблюдается психологическая неготовность, так называемый "удар о будущее", который наступает стремительнее, чем нам кажется. Педагоги услышали, что учили не тому. Они ошеломлены, идет период осмысления. Учителя выполняют работу, предписанную им другими. Не они написали учебник, но должны воспринять кем-то придуманный текст и требовать от ученика максимально близкого его воспроизведения.

Но в ответ на вопрос педагогу: "Зачем вам это нужно?", слышим: "Мне не нужно, это ученику нужно". А так ли это необходимо ученику? Образовательная программа на главный вопрос ученика: "Зачем ходить в школу?", – должна отвечать: "Чтобы научиться понимать себя и окружающий мир". Но то образование, которое мы даем сегодня, этого не делает. Происходит подмена, замена целей и ценностей. Ребенок входит в реальную жизнь, и мы должны помочь понять ее, а не вымышленный мир, отраженный в учебниках.

Так что же делать сегодня?

Выходы есть, они предложены и прорабатываются на практике в 31 регионе России, которые участвуют в широко известном комплексном проекте модернизации учебной сферы. Учителя включены в обсуждение двух версий нового образовательного стандарта.

Есть еще один вариант решения – разработка учителями собственных индивидуальных проектов по реализации перечисленных ценностей в практике. Сейчас выстраивается их тематика, а к концу весны планируется начать и осуществление их. Те учителя, у которых есть такие проекты, могут зайти на сайт института "Эврика" и там найти ссылки, статьи, вступить с авторами в диалог.

Всем педработникам важно осознавать себя членами экспертного сообщества, смотреть на себя как на специалистов, имеющих право участвовать в обсуждении образовательной политики. Без диалога, без сопоставления разных мнений создать экспертное сообщество невозможно. Нам необходимо договориться о том, в какой системе ценностей мы хотим жить. Давайте же попробуем обсудить это и определить вместе, что же будет с нашей школой дальше?

Проблемы, здесь обсуждаемые, актуальны не только для России. С кризисом учебной сферы столкнулись все страны, затронутые глобализацией. Конечно, люди так или иначе подстраиваются под быстро меняющуюся конъюнктуру. Наиболее активные, затрачивая неимоверные усилия, восполняют то, что им не додала образовательная система, и становятся в той или иной мере конкурентоспособны. Но если конкурентоспособным хочет стать народ, без перестройки национальной образовательной системы не обойтись.

БЛИЦ-ОПРОС

Елена Агаркова, 
проректор по научно-методической работе Тамбовского областного Института повышения квалификации работников образования:

"На базе нашего института работает экспертная площадка по реализации комплексного проекта модернизации учебы. Мы проводим экспертно-аналитические семинары с участием экспертов института образовательной политики "Эврика", представителей управлений образования регионального и муниципального уровней, директоров, заместителей директоров школ, педагогов, членов Управляющих советов. Сейчас мы находимся на стадии изучения, обсуждения требований к образовательным программам школы, условиям реализации и результатам освоения новых образовательных программ. Отмечу, что самое главное уже достигнуто – начался процесс изменения представлений педагогов о качестве преподавания".

Наталья Соловьева, 
представитель Управляющего Совета школы № 12, г. Петрозаводск, Республика Карелия:

"То, что во главу угла новые образовательные стандарты ставят вопросы освоения базовых жизненных ценностей, выбора цели современного образования, интеграции ребенка в окружающий мир, – абсолютно правильно! Иначе нашим детям через 10 лет придется все начинать сначала. Я посетила уже несколько семинаров, на которых шло обсуждение новых образовательных стандартов. Были горячие споры и дискуссии. Пожелание – не затягивать, не "забалтывать" этот процесс, а ускорить принятие новых стандартов. И больше объяснять их содержание рядовым педагогам, которым в конечном итоге и придется внедрять новые стандарты в жизнь".

Татьяна Александровна Волнейкина, 
учитель начальных классов Катуаровской средней школы Дмитровского района Московской области:

"Я читала материалы, подготовленные Академией российского образования о стандартах второго поколения, была на встрече с экспертами "Эврики". И те, и другие говорят правильные вещи. Если можно было бы эти два проекта соединить, получилось бы то, что нужно. Правда, что касается начальной школы, я бы предложила не все радикально менять – ведь мы закладываем основы обучения знаниям. Я в школе работаю почти 30 лет, и все эти годы слышу разговоры о переменах в учебе. Правильно сказал наш Президент Дмитрий Медведев: "…пора от слов быстрее переходить к делу", чего я и желаю авторам новых образовательных стандартов".

Подготовила Л. Проноза, ЗАО "МЦФЭР"



Подписка на статьи

Не пропустите ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь бесплатно на рассылку.

Мероприятия


Мероприятия

Проверьте свои знания и приобретите новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение на подписку

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Школа Менеджера образования



© МЦФЭР, 2017. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-37745 от 12 октября 2009 года
Menobr.ru: сайт для специалистов и управленцев сферы общего образования. Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

По вопросам подписки обращайтесь: 8 800 775-4822 (звонки по России бесплатные)
По вопросам клиентской поддержки тел.: +7 (495) 937-90-82



  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников сферы образования

Чтобы продолжить чтение, пожалуйста, зарегистрируйтесь.

Это бесплатно и займет всего минуту, а вы получите:

  • доступ к 10 000+ профессиональных материалов;
  • 5 000 готовых рекомендаций педагогов-новаторов;
  • более 200 сценариев открытых уроков;
  • 2 000 комментариев экспертов к нормативным документам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Материал только для зарегистрированных пользователей

Зарегистрируйтесь, чтобы получить документ. Это бесплатно и займет всего минуту!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль