Религия в школе: правовой аспект

16846

Конституция РФ гарантирует свободу вероисповедания, включая право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. Однако в школьной жизни все чаще начинают возникать проблемы, связанные с религиозным мировоззрением учащихся и педагогов. Поэтому знание правового регулирования вопросов религии в образовании становится все более актуальным.

Согласно ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности.

Исходя из норм Конституции РФ, никто не вправе препятствовать распространению религиозных взглядов, мешать их пропаганде, совершению религиозных ритуалов, так же как и распространению атеистических взглядов.

Рассмотрим основные блоки проблемы и правовые нормы, знание которых необходимо педагогу для того, чтобы: правильно реагировать на поведение обучающихся, желающих следовать религиозным требованиям в процессе обучения, и их родителей (иных представителей); определять границы выражения собственных религиозных убеждений в рабочее время; регулировать конфликты между учащимися класса, коллегами и администрацией, выстраивать правомерные отношения с ними.

Взгляды обучающихся и их родителей, исповедующих ту или иную религию, не всегда соответствуют тем знаниям о происхождении, устройстве, природе мира и человека, усвоение которых предусмотрено реализуемыми образовательными программами в школе.

Статья 4 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" устанавливает, что в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. Следовательно, родители обучающихся имеют право требовать, чтобы школа не мешала им воспитывать ребенка в той вере, которой они придерживаются.

Родители нередко возражают против того, чтобы степень усвоения информации по тем или иным вопросам учитывалась при оценке уровня подготовленности их ребенка по предмету, и предъявляют соответствующие требования к учителю: например, не снижать оценки их ребенку за то, что он не знает общепризнанной теории происхождения человека.

Свое несогласие с таким требованием учитель может аргументировать тем, что согласно законодательству об образовании он преподает и оценивает знания ребенка в соответствии с требованиями образовательных программ, принятых образовательным учреждением, и государственных стандартов. Поскольку Российская Федерация является светским государством, общедоступное образование в государственных и муниципальных школах по основным программам может быть исключительно светским, построенным на основе единых стандартов (ст. 19 и 28

Конституции РФ и ст. 2 Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 "Об образовании").

Учитель не должен и не имеет права корректировать требования принятых учреждением образовательных программ. У родителей есть право выбрать для ребенка образовательное учреждение, осуществляющее свою деятельность с учетом воззрений той или иной религии, либо обжаловать положения законодательства, устанавливающего обязательность светского образования, а равно и содержание программ в суде, если они считают, что нарушены их права на свободу вероисповедания.

Подобные попытки предпринимались. Например, ученицей старших классов средней школы был подан в суд иск к Министерству образования и науки РФ с обжалованием содержания программ в части происхождения человека. Фактически она требовала запретить преподавание теории Чарльза Дарвина как доминантной и рассматривать ее наравне с религиозными представлениями о происхождении человека, изменить школьную программу таким образом, чтобы эволюционные и креационные теории происхождения человека не противопоставлялись друг другу. Суд в иске отказал, руководствуясь законом.

Если бы соответствующих положений Конституции и законов не было, подобные просьбы были бы юридически весомыми. В условиях же действующего правопорядка школьные программы являются обязательными и для учителей, и для учащихся. Знания, умения, навыки учащихся оцениваются в соответствии с требованиями государственных образовательных стандартов, а критерии оценок являются едиными для всех. Учащийся, не освоивший определенную часть образовательной программы, не может считаться освоившим всю программу и не может быть аттестован.

Однако не следует путать освоение программы и положительную оценку за усвоенные знания.

Ребенок может отлично знать все то, что требует от него общеобразовательная программа, но быть не согласным с изучаемым, считать это неверным. За такое негативное отношение к изучаемому материалу снижать ребенку оценку нельзя. Общеобразовательные стандарты предусматривают лишь требования к наличию определенных знаний, навыков, умений. Если ребенок владеет ими, он должен быть аттестован и получить соответствующую его знаниям оценку, даже если считает изученное неверным.

Несмотря на светский характер нашего государства и образования в нем, религия как важное культурное явление в тех или иных аспектах изучается в рамках отдельных дисциплин: религиоведения, истории, мировой художественной культуры и др. Проводятся как обязательные, так и факультативные занятия.

Отдельной темой рассмотрения является преподавание предметов, связанных с религиозными взглядами отдельных конфессий. В ряде школ десяти российских регионов был введен предмет "Основы православной культуры" в качестве "регионального компонента" (региональной составляющей основной программы). При этом в половине регионов предмет был введен факультативно, а в половине – в качестве обязательного.

Разгорелись жаркие споры о том, нарушает ли введение такого предмета права граждан на свободу вероисповедания. Сторонники его преподавания настаивали на том, что предмет этот – сугубо культурологический – должен способствовать лучшему пониманию истории и культуры России; не направлен на приобщение к религии; способствует сохранению национальной идентичности; введен по инициативе гражданского общества (что уникально), которое заинтересовано в подобном образовании; благожелательно воспринят большинством родителей. Кроме того, религиозную рознь данный предмет не обостряет, поскольку православие учит любви в т. ч. к иноверцам. В его рамках даются также знания об общности различных течений христианства, о взаимном уважении ряда догматов в христианстве, мусульманстве, иудаизме. Как религия отделена от государства, так и атеизм должен быть отделен от него. Светскость государства предполагает соблюдение принципа нейтральности, при котором ни государство, ни образовательная система не являются апологетами не только религии, но и атеизма, не проводят антирелигиозную пропаганду. Подчеркивается нравственно-воспитательный потенциал предмета, в отличие от научно-ориентированного обучения. Признанные религии содействуют укреплению норм нравственности и социальной стабильности, что является не только религиозной, но и общесоциальной целью.

Противники же утверждали, что принудительное обучение определенной религии нарушает свободу религиозного самоопределения, принцип светскости образования. Высказываются опасения, что преподавание предмета станет обучением Закону Божьему, а сам предмет – не культорологическим, а религиозным, что может вызвать межрелигиозную, межконфессиональную и меж¬этническую напряженность в обществе, привести к разделению, дискриминации по религиозному признаку. Наша страна многоконфессиональна, более правильным является изучение основ различных религиозных учений, и человек должен иметь право самостоятельно выбирать, какому из них симпатизировать.

Против введения курса "Основы православной культуры" выступают неправославные семьи, а также члены научного и правозащитного сообщества. Избирательное преподавание вероучения или религиозного культа какой-либо одной конфессии при отсутствии возможности изучения всех других религий, к которым могут принадлежать учащиеся или их семьи, нарушает равноправие, является прямой дискриминацией по религиозному признаку. Кроме того, согласно Федеральному закону "О свободе совести и о религиозных объединениях" никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению: при определении своего отношения к религии (что маловероятно при обязательном ее изучении), и ее обучению (что нарушается). Запрещается обучение религии малолетних вопреки их воле и без согласия родителей или лиц, их заменяющих. Данные положения закона также не учитываются при введении данного предмета в качестве обязательного.

Высшие должностные лица государства (В. Путин, В. Фурсенко) выразили мнение о том, что все же должен разрабатываться скорее курс истории религий, чем только основ православия.

На наш взгляд, обязательное преподавание данного предмета не является законным.

Статья 5 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" действительно устанавливает, что каждый имеет право на получение религиозного образования "по своему выбору индивидуально или совместно с другими". По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. Под "образовательной программой" представляется правильным (исходя из смысла закона) понимать лишь обязательную часть программы, исключая элективные предметы (т. е. те обязательные предметы, замена которых допускается "по выбору").

Таким образом, в общеобразовательной школе в качестве предмета "по выбору" может преподаваться любая религия. Организационные требования к такому преподаванию: обязательное согласие родителей и детей и возможность выбора предмета обучения.

Следует обратить внимание и на то, что обучение может проводиться религиозными организациями.

Фактически это означает, что обучение возможно не любой вере, а лишь религии, организации которой соответствуют закону. Это обстоятельство отсекает возможность преподавания в школе представителями тех структур, которые существуют все легального признания*.

Данное положение законодательства было конкретизировано в приказе Минобразования России от 01.07.2003 № 2833 "О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ". В частности, еще раз разъяснено, что инициатива обучения должна исходить не от школы или учителя, а от родителей ребенка, при этом рекомендовано оформлять их просьбу в виде письменного заявления на имя администрации образовательного учреждения.

Данную рекомендацию не следует оставлять без внимания.

Пресс-служба Минобразования России опубликовала специальное разъяснение от 13.02.2003 № 01-51-013ин в связи с появившимися вопросами по материалу, изложенному в письме Минобразования России от 22.10.2002 № 14-52-87ин/16 «О примерном содержании образования по учебному предмету "Православная культура"», в котором разъяснила, что предмет "Основы православной культуры" не является и не может быть обязательным предметом для всех школ страны или даже для всех школ субъекта Российской Федерации. Этот предмет может вводиться только в каждой конкретной школе на основе решения Совета (Попечительского совета) школы с участием представителей родителей и реализовываться:

  1. либо как факультативный предмет вне сетки часов (после занятий), на который записываются сами учащиеся или (для младших классов) записывают учащихся их родители. В этом случае финансирование преподавания предмета обеспечивается или учредителем дополнительно к базовому финансированию школы по государственному стандарту, или родителями, или из внебюджетных источников;
  2. либо как предмет школьного компонента из числа предметов по выбору (при этом другие учащиеся обязательно посещают другие предметы из списка предметов по выбору).

Таким образом, посещение занятий по предмету "Основы православной культуры" является не только добровольным для учащихся, но и требует обязательного согласия их родителей. Если же предмет отнесен школьной программой к элективным предметам, изучение которых является обязательным, то должна быть обеспечена возможность выбора другого предмета.

Представляется верной позиция Минобрнауки России, что граждане России вправе на основе добровольного волеизъявления потребовать образовательной услуги – получения знаний о своей традиционной культуре и ее религиозных основах. Получение ими такой образовательной услуги на основе принципа добровольности никаким образом не ущемляет конституционные права и законные интересы других лиц, включая право на свободу совести, не оскорбляет их религиозные чувства и не препятствует реализации их прав. Это не отменяет факультативности (либо элективности) обучения – право одних получить ту или иную образовательную услугу не означает навязывания той же услуги тем, кто не желает ее получать. При этом отметим, что права на углубленное изучение основ своей религии принадлежат в равной мере как лицам, составляющим большинство в конкретном учреждении, так и лицам, составляющим меньшинство, а введение обязательного изучения основ православия с соблюдением прав меньшинства было бы возможно лишь при условии обязательного изучения основ других религиозных мировоззрений, т. е. при условии, если в школе на выбор можно было бы изучать также основы католичества, протестантства, мусульманства, буддизма, иудаизма, иных религий, а также атеизма. Минимально же необходимые знания о религии для всех лиц, получающих в РФ общее образование независимо от их вероисповедания, преподаются в рамках иных дисциплин (например, истории, литературы).

У классного руководителя может возникнуть вопрос, к чему ему разбираться в вопросах введения той или иной дисциплины в качестве факультативной, элективной либо общеобязательной в школе, где он работает. Это необходимо, во-первых, потому, что педагогический коллектив может повлиять на решение данного вопроса на уровне школы, а во-вторых, потому, что учитель вынужден тем или иным образом выражать свое отношение к указанному вопросу в связи с выполнением им воспитательных и образовательных функций, реагируя на требования администрации, учеников и их представителей.

Статьей 28 Конституции РФ каждому гарантирована свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Согласно ст. 19 Конституции РФ, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности. При этом каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно не только передавать, распространять информацию любым законным способом, но и право на свободу преподавания (ст. 44 Конституции РФ).

Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" повторяет приведенные положения Конституции РФ, а также предусматривает, что установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается, граждане равны перед законом независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Никто не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в религиозных обрядах и церемониях.

Часто дети либо педагоги изъявляют желание следовать определенным традициям, правилам, ритуалам своей религии в стенах школы. Например, совершать молитвы в определенное время, носить определенные головные уборы, отличительные знаки и т. п. Запрет же воспринимается как дискриминация, принуждение к отказу от своей религии.

В таких случаях для юридически обоснованного выбора модели поведения прежде всего следует различать нормативно-правовое регулирование соответствующих вопросов в отношении детей и в отношении педагогов – работников школы.

Ребенок обязан соблюдать правила школы, в частности, во время уроков он обязан заниматься.

Соблюдение многих правил религии "пассивно" в том смысле, что не требует от человека активных действий, не отвлекает ни его внимание, ни внимание других (например, ношение православным креста). Разумеется, и пресекать такое поведение оснований нет (если оно не оскорбительно для других лиц, что возможно, если исповедуется некая нетрадиционная вера, которая требует совершения не одобряемых общественной моралью действий). Иные же требования религии "активны" в том смысле, что для их осуществления человек должен отвлечься, приложить свои силы, внимание (например, совершение длительной молитвы). Учитывая, что во время урока ученик должен учиться и не должен отвлекаться, он, соответственно, не имеет временной возможности совершать какие-либо ритуалы (это будет нарушением школьной дисциплины).

Время же перемены является для ребенка временем отдыха. И в той мере, в какой он не нарушает порядок, не портит чужое имущество, не проявляет агрессии, ведет себя безопасно – он свободен в выборе того, как ему отдохнуть и восстановиться до следующего урока. Если ребенок, например, хотел бы совершить молитву, учитель не должен его ограничивать, если данное действие не опасно для ребенка (он не молится зимой у открытого окна, в травмоопасной ситуации и т. п.) и его действия не оскорбительны для окружающих (в случаях с общепринятыми религиями ритуалы не могут быть оскорбительными: они являются частью национальной культуры). В этом смысле ребенок свободен во внешнем проявлении своих религиозных убеждений.

При рассмотрении проявлений религиозных убеждений педагогом вопрос должен решаться несколько иначе. Если та или иная традиция или ритуал его религии не мешает ему в работе (как, например, ношение переносной иконы в сумочке), препятствовать человеку в подобном поведении нельзя. Однако выполнение требований религии, которые отвлекают педагога от работы, недопустимо. Следует учитывать, что работа учителя осуществляется в течение всего урока, время которого должно полностью посвящаться реализации образовательной программы и вопросам воспитания (молитва в начале урока, например, не является допустимой). Во-вторых, во время перемены учитель также не имеет права на отдых, а должен осуществлять надзор за детьми, выполнять организационные, подготовительные операции, т. е. выполнять должностные обязанности, от которых его не должны отвлекать религиозные ритуалы. Следовательно, на наш взгляд, их осуществление в рабочее время для учителя невозможно.

В любом случае, даже если школа не препятствует исполнению определенных религиозных обрядов, она не обязана организовывать, создавать условия для их правильного совершения для верующего.

Требования предоставить отдельный кабинет для молитвы, поскольку в других помещениях нет должного уединения, явно не подлежат удовлетворению.

Отдельным вопросом является такая проблема, как соблюдение требований религии к питанию обучающихся. В частности, практически во всех религиях предусматриваются посты и иные ограничения в питании. Школьная столовая же формирует меню исходя из установленных норм питания, которые основаны на физиологических потребностях и не могут зависеть и от того, производится ли данное питание во время поста или в иное время, разрешает ли религия употреблять в пищу те или иные продукты или запрещает.

На школу возложена обязанность обеспечить детей питанием в соответствии с физиологическими (и юридически закрепленными) нормативами. Обязанности обеспечить каждому ребенку рацион, соответствующий требованиям исповедуемой им религии, нормативно-правовыми документами для школы не установлено. В связи с чем требования родителей об отдельном рационе для их ребенка удовлетворяться, безусловно, не должны. Предоставление ребенку завтрака или обеда считается исполнением обязанности школы независимо от того, стал ли ребенок есть предложенные блюда или нет.

В данной ситуации родители должны принять на себя обязанность обеспечить ребенка дозволенной ему едой. А школа обязана лишь обеспечить возможность позавтракать или пообедать, т. е. предоставить ребенку место для приема пищи, соответствующее санитарным нормам, и время, в которое все дети должны завтракать или обедать.

Однако навязывать ребенку школьное питание школа также не вправе. Поэтому если родители хотят, чтобы ребенок не питался в школе, и дают ему с собой еду в соответствии с требованиями религии, заставлять ребенка есть то, что и все, а с родителей взимать плату за питание ребенка, неправомерно.

Если же родители запрещают учителю давать ребенку приготовленную в школе еду, но не дают ему ничего с собой, решение вопроса уже не так однозначно. На наш взгляд, как минимум в начальной школе, где школьный завтрак является обязательным, а также в случае, если ребенок посещает школу продленного дня, когда обязательным является обед, учитель не имеет права не кормить ребенка, и может требовать для этих целей уплаты родителями установленной суммы денег. Причиной является то, что учитель, в первую очередь, должен заботиться о здоровье своего воспитанника, и в связи с этим не имеет права игнорировать отсутствие питания ребенка, т. к. это пагубно сказывается на его здоровье. Несоблюдение требований о питании ребенка, в этом смысле, не отвечает интересам ребенка вне зависимости от мнения родителей или самого ребенка. Конечно, это не должно пониматься в том смысле, что учитель насильно заставляет ребенка принимать еду, однако предоставить ему эту еду он обязан (даже если ребенок и откажется ее есть).

Если же вопрос касается особого питания учителя, то единственное, что может вызвать споры, это место принятия пищи. Если локальными нормативными актами школы или распоряжением администрации (например, в правилах внутреннего трудового распорядка или в приказе директора) установлено, что работники должны питаться в столовой, а не в своем кабинете, то они обязаны соблюдать установленные в школе правила. Однако это скорее относится к питанию вообще, а не к религиозным ограничениям.

Достаточно частой проблемой является несоблюдение требований к одежде, принятым в школе, по той причине, что они не удовлетворяют правилам той или иной религии. При этом возможно нарушение школьных требований к одежде и педагогами, и обучающимися.

Права и обязанности участников образовательного процесса определяются уставом и документами, принятыми в соответствии с ним. В случае если требований к одежде сотрудников или обучающихся не установлено ни в уставе, ни в принятых на основании устава документах, на наш взгляд, школа может требовать лишь соблюдения общепринятых норм внешнего вида – это чистая опрятная одежда, уместные для пребывания в школе фасоны (неуместны, например: купальные костюмы, чрезмерно короткие юбки, кофты с открытым животом и т. п.). Наличие же, например, платка, мусульманского шарфа (хеджаба) на голове или кипы не должно служить основанием для того, чтобы каким-либо образом ограничивать права человека (не допускать до занятий, требовать сменить одежду).

Данная проблема является спорной: входят в противоречие друг с другом право гражданина выражать свою принадлежность к религии и право образовательного учреждения (как организации со статусом юридического лица) устанавливать правила поведения для своих сотрудников и для обучающихся.

Для того чтобы решить, может ли школа запретить определенные формы одежды, требуемые религиозными нормами, полезно рассмотреть два решения Верховного Суда РФ по обращению, предметом которого была именно форма одежды мусульман. Обжаловалась инструкция МВД, согласно которой для получения паспорта необходимо предоставить фотографию без головного убора. Заявители полагали, что это положение нарушает права мусульман, поскольку правила поведения верующих, изложенные в Коране, запрещают женщинам-мусульманкам показывать посторонним мужчинам все части тела, за исключением овала лица и кистей рук. Эти требования Корана применимы во всех ситуациях, когда устанавливаются любые формы одежды.

В решении первой судебной инстанции от 05.03.2003 № ГКПИ 03-76 суд посчитал, что обращение не подлежит удовлетворению по следующим причинам. Российская Федерация является светским государством. Требование к образцу фотографии на документ, удостоверяющий личность гражданина, не может рассматриваться как нарушение права свободно исповедовать религию, выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. Положения инструкции относятся ко всем гражданам независимо от их религиозной принадлежности и не ограничивают право человека и гражданина на свободу вероисповедания.

Инструкция не устанавливает правил поведения и ношения предметов туалета какой-либо группе граждан или гражданину в зависимости от вероисповедания, не вторгается в права человека свободно исповедовать любую религию, выбирать и менять, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. Ношение верующими женщинами-мусульманками платка для покрытия волос не запрещается. Таким образом, суд признал, что форма одежды может быть определенным образом ограничена для всех граждан независимо от их религиозной принадлежности.

Данные аргументы Верховного Суда РФ в принципе могли бы послужить для обоснования права школы ввести в уставе, правилах поведения учащихся, правилах внутреннего трудового распорядка или иных локальных документах требования к одежде учащихся и сотрудников, нарушение которых считалось бы нарушением дисциплины в школе.

Однако позднее по данному обращению было принято определение кассационной инстанции

Верховного Суда РФ от 15.05.2003 № КАС 03-166, в котором суд пришел к противоположному выводу и привел другие аргументы. По мнению суда, из ст. 28 Конституции РФ и ст. 3 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", следует, что Российская Федерация, являясь светским государством, гарантирует право каждого действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями в пределах, ограниченных федеральным законом.

Исходя из этого конституционного права, верующие женщины-мусульманки вправе действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями и не появляться без головного убора перед посторонними мужчинами, если федеральным законом не установлены обязательные для всех граждан РФ правила, соблюдение которых связано с необходимостью показываться перед посторонними лицами с непокрытой головой.

Федерального закона, устанавливающего такие правила, не имеется, инструкция МВД является подзаконным актом и не может содержать нормы, выполнение которых требует от граждан действовать в противоречии со своими религиозными убеждениями. Предписание инструкции обязательно для всех граждан РФ, каких-либо исключений для лиц, религиозные убеждения которых не позволяют появляться перед посторонними лицами без головных уборов, эта норма не содержит.

Включение в подзаконный акт нормы, обязывающей граждан действовать в противоречии со своими религиозными убеждениями, нарушает их конституционные права, не соответствует Конституции РФ и упомянутому Федеральному закону.

Предыдущее решение было отменено.

Исходя из позиции Верховного Суда РФ, ограничения по форме одежды любыми нормативными актами (кроме федерального закона) могут быть установлены при условии, если они не обязывают верующих нарушать установленные их религией требования к одежде. В настоящее время федерального закона, устанавливающего требования к форме одежды учащихся и работников образовательных учреждений, не существует. Следовательно, школа не может устанавливать правила для ношения одежды, противоречащие религиозным требованиям.

Таким образом, школа имеет право ввести правила относительно внешнего вида учащихся и работников и их одежды, но в случае, если требования религии запрещают следовать этим правилам, учителю или администрации не следует настаивать на соблюдении той их части, которая противоречит требованиям религии. Мы согласны с такой трактовкой законодательства и полагаем, что ограничивать установленное Конституцией РФ право каждого исповедовать свою религию и действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями не должно ограничиваться локальными актами организации.

Однако гражданин, не желающий соблюдать записанные в локальных актах школы ограничения по форме одежды по мотивам требований религии, должен представить доказательства того, что препятствующие соблюдению ограничений религиозные требования действительно существуют.

В данном аспекте в конфликт могут войти требования религии и то, в какое время осуществляется труд и обучение человека. Во многих религиях существуют ограничения на труд в определенное время: например, в православии в пасхальную неделю, в иудаизме по субботам и т. п. Расписание же школьных занятий для учеников и работы для педагогов не учитывает данные требования.

В связи с этим часто возникают конфликты. Например, в одной из московских школ многие ученики регулярно не посещали занятия по субботам (в школе была установлена шестидневная учебная неделя). Требования учителей игнорировались, органы управления образованием вмешались в развитие ситуации, требуя выполнения учебного плана. После того как выяснилось, что администрация не в состоянии обеспечить присутствие учеников на занятиях, органы управления образованием потребовали принять жесткие меры под угрозой расформирования школы. (Конфликт разрешился впоследствии с введением пятидневной учебной недели.)

В данной ситуации обязанность подчиняться распорядку, установленному администрацией учреждения, установлена на уровне федеральных законов (Трудового кодекса РФ, Закона РФ "Об образовании"). Школа, устанавливая расписание занятий для учеников и график работы для учителей, действует правомерно на основании федеральных законов. Нарушения этого графика, расписания, могут быть расценены как нарушение дисциплины. Например, учитель может понести дисциплинарное взыскание за пропуск работы без уважительной причины (вплоть до увольнения), ученику может быть вынесено замечание за пропуск занятий, может быть дано дополнительное задание, снижена оценка за выполняемую работу (например, если она выполнялась в течение трех уроков, один из которых был пропущен, учитель может выставить оценку как если бы данная работа делалась должное количество времени), предусмотренные в школе на случай прогула занятий.

При решении вопроса о том, следует ли учителю пойти навстречу в предоставлении возможности реализовать то или иное религиозное требование в поведении обучающегося в рамках образовательного процесса, следует принимать во внимание:

  • действительно ли то или иное требование обусловлено религиозной традицией, ритуалом, иными правилами (если нет, то удовлетворять его не обязательно);
  • данное требование возлагает на учителя дополнительные обязанности, которые не входят в круг его функций по трудовому договору и которые он не обязан выполнять, либо просто связано с тем, чтобы не мешать ребенку осуществлять те или иные действия, вести себя тем или иным образом.

При этом ученику необходимо предоставить свободу следовать своим религиозным убеждениям и проявлять в своем поведении требования религии, если эти проявления:

  • не опасны для здоровья ребенка (в противном случае учитель не должен позволять следовать им, т. к. обязан заботиться о здоровье и безопасности ребенка во время его пребывания в школе);
  • не оскорбительны для окружающих с точки зрения общепринятой морали, не разжигают национальную или межрелигиозную рознь, не дискриминируют иных лиц по признаку отсутствия веры или иной веры (в противном случае учитель не может позволять следовать им, т. к. должен соблюдать законодательство, запрещающее подобные действия);
  • не мешают реализации учебной программы в школе (в противном случае учитель не должен позволять следовать им, т. к. реализация программы – его основная трудовая функция и основная задача образовательного учреждения).

Учителю же свобода выражения религиозных взглядов предоставлена, если такое выражение не мешает выполнению его должностных обязанностей и не является оскорбительным для других лиц, не нарушает их прав и свобод.

В любом случае в школе не должно проявляться какой-либо дискриминации, выделения, особого отношения к педагогам или учащимся по признакам их вероисповедания либо, напротив, атеистического отношения к вере. Учащиеся и педагоги не обязаны сообщать о своем отношении к религии и не могут принуждаться к определению своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. В отношении малолетних следует иметь в виду, что запрещается их вовлечение в религиозные объединения, а также обучение религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

* В настоящее время распространение получают отдельные креативистские теории происхождения человека, которые содержат разного рода основанные на необъясненных наукой фактах выводы о сотворении человека высшим разумом и направлены на опровержение выводов теории Дарвина. Несмотря на то, что теории креативистов схожи по основному постулату с воззрениями религиозных организаций на происхождение человека, сами эти теории не являются частью религиозных учений и не могут претендовать на изучение их в школе до включения в образовательные стандарты. Вопросы доказывания того или иного мнения о происхождении человека относятся к предмету науки, а не религии, в основе которой лежит осознанное принятие человеком убеждений независимо от доказательств.

Автор: А.А. Вавилова, юрист-консультант информационного центра "Ресурсы образования"



Подписка на статьи

Не пропустите ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь бесплатно на рассылку.

Мероприятия


Мероприятия

Проверьте свои знания и приобретите новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение на подписку

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Электронная система

Справочная система «Образование»

Вебинары

Школа Менеджера образования

Рассылка




© МЦФЭР, 2016. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-37745 от 12 октября 2009 года
Menobr.ru: сайт для специалистов и управленцев сферы общего образования. Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

По вопросам подписки обращайтесь: 8 800 775-4822 (звонки по России бесплатные)
По вопросам клиентской поддержки тел.: +7 (495) 937-90-82



  • Мы в соцсетях
Материал только для зарегистрированных пользователей

Чтобы продолжить чтение, пожалуйста, зарегистрируйтесь.

Это бесплатно и займет всего минуту, а вы получите:

  • доступ к профессиональным материалам и полезным сервисам;
  • статьи и готовые рекомендации по главным вопросам управления образованием;
  • шпаргалки для безошибочной работы;
  • вебинары и презентации от лучших экспертов.

А еще в подарок за регистрацию Вы получите видеолекцию «Методические и организационные аспекты введения ФГОС обучающихся с ОВЗ».

Лектор: Фальковская Л. П., начальник отдела образования детей с проблемами развития и социализации.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Материал только для зарегистрированных пользователей

Зарегистрируйтесь, чтобы получить документ. Это бесплатно и займет всего минуту!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль