Видимое и "незаметное" насилие в семье

6843

О случаях жесткого обращения с детьми регулярно говорят средства массовой информации. Однако семейное насилие бывает не только физическим, ребенка можно унизить морально – оскорблениями, угрозами, эмоционально холодным отношением. Казалось бы, психическое насилие не так страшно, как физическое, но его последствия для ребенка могут быть очень серьезными, а порой – необратимыми.

Насилие видимое и невидимое

Насилие бывает видимым (физическим, очевидным) и невидимым (скрытым, психическим). Физическое, видимое насилие легче идентифицировать, побои – это вполне реальный факт, ребенку о нем проще рассказать, да и родители легче признаются в "физических наказаниях", порой их самих гнетет факт их "несдержанности", а иногда они не считают это предосудительным и не скрывают. Формально поводом для оскорблений или акта насилия может быть любой проступок ребенка: от самых мелких, вроде невыполненного домашнего задания, до более значительных, например, случая кражи в школе. Часто наказание объективно не соответствует тому поводу, по которому оно применяется к ребенку. Со стороны это выглядит так, будто родителю просто нужен рациональный повод, чтобы выместить свое раздражение, гнев на ребенке.

Насилие может принимать более изощренную и неявную, невидимую форму, связанную с систематическим нарушением родителем границ ребенка, не только физических, но и личностных, психологических. Мать, которая сама моет ребенка в ванной, хотя ему уже 10 лет, нарушает главное правило: "Тело подростка принадлежит только ему"! Или родители, которые выворачивают содержимое сыновнего портфеля в поиске сигарет или "чего похуже", также грубо вторгаются в мир своего отпрыска, хотя и руководствуются заботой. Чтение личного дневника, запреты на дружбу с "неугодными" сверстниками, слишком длительные и слишком частые физические ласки, поцелуи в губы, постоянное вождение за руку, совместное посещение дискотек, переодевание на глазах ребенка, запрет запираться в ванной, полупрозрачные двери в спальне или в туалете, посвящение ребенка во все взрослые подробности своей личной жизни… Все это – индикаторы спутанной семейной атмосферы, в которой ребенку так трудно обрести свою личность и независимость.

Учителям также следует быть внимательными к своим поступкам: можно ли требовать, например, отдать записку, которая адресована другому человеку, и, более того, прилюдно ее зачитать?

Женщина, помня о пренебрежении к ней собственной матери, стала строить со своей дочерью такие любовно-контролирующие отношения, что 15-летней девочке было очень тяжело выносить эту смесь нежной заботы и вездесущего контроля и подавления. Мать все еще провожала дочь в школу, часто ведя за руку, отчего той было неловко перед одноклассниками; все время приводила ей в поучение свой негативный жизненный опыт, в тревоге, что с ней случится то же самое, если она хоть на секунду выйдет из-под опеки матери, в чем-то не послушается ее. Это было похоже на программу: "с тобой неминуемо должны случиться те же беды, что и со мной". Девочку мучили апокалиптические фантазии и суицидальные мысли, она наносила себе самоповреждения и делала множественный пирсинг.

Другая мама все время вспоминала при 10-летнем сыне о своем слабом здоровье, говоря, что от его поведения у нее откажут почки, и она умрет. Причем "плохим поведением" считалось все, что хоть как-то ее могло огорчить. Например, невежливость или малейшее проявление его недовольства или гнева. В результате мальчик испытывал огромную психологическую нагрузку, изо всех своих детских сил пытаясь "не убить случайно маму".

Еще в одной семье отчим слишком рьяно взялся за воспитание старшей дочери, которая в тот период переживала потерю внимания матери (та в новом браке родила ребенка). Отчим, пытаясь обрести авторитет у 10-летней девочки, действовал гестаповскими методами, пресекая "детские пороки" – лень, невоспитанность, несобранность. Девочка приходила в ужас, когда мужчина, разъяренный фактом забытой не в том месте тетрадки, замахивался на нее. Приглашенная для беседы с психологом мать выслушала историю девочки с волнением и согласилась с тем, что дочь нужно поддерживать, защищать. Но потом запретила девочке подходить к специалисту, убедив ее в том, что "психолог гипнотизирует детей и внушает им плохие мысли". Сама же не отвечала на телефонные звонки, а классному руководителю говорила, что у них "все в порядке".

наверх

Насилие реальное и фантазийное

Когда ребенок говорит о насилии, которому нет свидетельств, разобраться в ситуации нелегко. Сообщение ребенка скорее всего взволнует того взрослого, которого он выберет для доверительной беседы. И весьма вероятно, что возникнет желание "немедленно спасать бедного ребенка от опасности". И также вероятно, что в противовес этому желанию возникнут сомнения: а правда ли это? Действительно ли имело место насилие, или же ребенок выдумал историю от начала до конца с какой-то целью? Может быть, он сердит на кого-то из взрослых и хочет отомстить? Может, он просто что-то не так понял в действиях взрослого? Может, украсил подробностями вполне допустимую воспитательную сцену так, что она превратилась в сцену насилия? А может, он и сам верит в свою собственную фантазию про какое-то насилие, не происходившее в действительности?

Надо быть очень внимательным и осторожным в такой ситуации. Если ребенок выдает фантазию за действительность – взрослый поверенный должен поговорить с ребенком по душам и направить к психологу, чтобы тот помог ему преодолеть фантазии.

Но что, если ребенок нашел в себе силы рассказать о событии, которое его действительно мучает, а взрослый не поверил? Тогда ситуация усугубится: мало того, что ребенок не может надеяться на понимание, его еще начинают дополнительно обвинять во лжи и клевете.

Можно вспомнить о том, какую бурю общественного негодования вызвало введение в России ювенальной юстиции. В метро висели листовки такого содержания: "Ювенальная юстиция подрывает моральные устои семьи! Дети будут клеветать на собственных родителей!.. Родители лишатся авторитета в глазах детей!" Даже собирали подписи против ювенальной юстиции. Почему взрослые испытали страх перед фактом, что ребенок будет иметь юридически подтвержденные права, за соблюдением которых сможет проследить государство? Быть может многие родители боятся, что их дети подадут на них в суд за плохое обращение? Что это, тревога за свою безопасность? Или у этих мам и пап нет доверительных отношений со своими детьми, и их авторитет строится в основном на власти или на манипулировании ребенком? Или эти родители не умеют признавать и обсуждать свои ошибки?

наверх

Семьи, где случается насилие

Жестокому обращению ребенок может подвергаться со стороны родителей и любого члена семьи, кто обладает над ним властью. Если насилие исходит от отца, то обычно с молчаливого согласия матери: она чаще всего сама подчиняется безграничной власти мужа, как бы отдавая ребенка в жертву тирану. У таких женщин на глазах словно шоры, которые не позволяют им видеть и осознавать происходящее с их детьми: тревожные сигналы игнорируются, мать не замечает подавленного состояния детей, не верит их словам о жестокости другого родителя, считая это фантазиями (особенно, если речь идет о сексуальном насилии), не придает значения даже следам побоев на теле ребенка. Или же мать оправдывает поведение отца, утверждая, что таким образом он "заботится" об этих "несносных" детях, пытается их поркой "уберечь от беды", к которой их несомненно приведет "порочное" поведение. И делает он это потому, что "по-другому они не понимают". И даже может сама настаивать, чтобы отец физически наказывал "провинившегося" ребенка.

12-летний мальчик попал к психологу после того, как, получив двойку, взобрался на подоконник и пообещал выброситься в окно, если оценка будет выставлена в журнал. Объяснял он это тем, что за двойку ему так влетит от отца, что лучше уж сразу умереть. Разговор с мамой свелся с тому, что "да, действительно, отец его сурово наказывает за двойки, но что я могу поделать, я ведь не работаю, я не могу ему слова поперек сказать, а то вся жизнь рухнет, зато вот за пятерки он ему по 100 рублей дает, только не вызывайте отца в школу, он все равно не придет".

Так происходит "соучастие в насилии", когда близкие люди, зная о факте физического, психологического и особенно сексуального насилия, не придают ему значения и не желают огласки. "Борьба со злом" рушит будничный уклад жизни, вызывает страх самим пострадать или лишиться каких-то благ, требует сил. Возникает необходимость что-то менять, пересматривать свои отношения с агрессором, рискуя их разрушить – а это так трудно. Как говорится, "знакомый черт милее незнакомого святого". Теперь единственный, кто страдает, – это жертва. Но так ли это важно для ребенка, думают родители, он все забудет через пять минут, он же несмышленый ребенок.

В фильме "Торжество" на пышном семейном празднике – 60-летии отца большого семейства – его взрослый сын начинает открывать страшные тайны о насилии в своем детстве. Но – агрессия в ответ обрушивается на него самого: его пытаются выгнать с праздника, обвиняют в безумии и фантазировании, высмеивают и стыдят, пытаются заставить извиниться за свои слова. И он действительно выглядит как бы безумцем среди этой милой публики – своих родных и близких.

Если насилие исходит от матери, то позиция отца в такой ситуации, как правило, пассивная. Либо он не живет с семьей, чему предшествовал болезненный разрыв. Материнское насилие – гремучая смесь вины, мести, триумфа и любви без границ.

В крайних случаях ребенок начинает получать от насилия удовольствие. Один мальчик говорил: "Правильно, что мама меня бьет", а мать потихоньку приходила в ужас от того, что теперь ребенок как будто сам вынуждал ее поколотить его: это стало для него чем-то вроде наркотика, без которого он не мог жить. Получилась такая патологическая пара, в которой уже никто из ее участников не мог существовать друг без друга. И не было в семье третьего, мужчины, чтобы помочь перестроить эти страшные отношения.

Властная мать может ставить очень благородные воспитательные цели относительно ребенка-мальчика: "хочу, чтобы он стал настоящим мужчиной", "чтобы был самостоятельным и ответственным". Для достижения этих целей она может критиковать его за "не мужское поведение" и применять физические наказания, показывая, что он не таков, каким она могла бы его любить. Мать начинает считать, что сын "весь в отца", унаследовал его недостатки. Единственным способом добиться от ребенка соответствия своим требованиям мать считает необходимость "выбить из него дурь". Такое воспитание мальчика может потом отразиться на его мужественности: он будет ее лишен.

В одной семье мать и старшая сестра "воспитывали" мальчика, пытаясь добиться от него проявления позитивных мужских качеств. Воспитывали с помощью постоянных упреков, оскорблений и высмеивания. Мальчик вел себя все хуже с каждым годом взросления, жалобы от учителей сыпались градом. В ответ дома ему доставалось все больше "воспитательных воздействий". В 13 лет он попался на школьной краже. Отца в этой семье не было. Сын внешне напоминал матери ее бывшего мужа, которого она ненавидела. И мальчик настолько вжился в свою роль, что ни с кем из взрослых не мог уже наладить позитивного контакта. Конечно, ребенок никому не доверял и не показывал своих слез, ни у кого не просил помощи и поддержки. Он вел себя так, будто он на войне, а все вокруг него – враги. Учителя же видели лишь "плохое поведение", "испорченность", и действовали с помощью угроз и взываний к совести.

Когда взрослый начинает применять насилие, это, прежде всего, говорит о том, что он не знает или забывает о существовании физических и психических границ между ним и ребенком. Родитель относится к ребенку так, будто это вещь, принадлежащая ему, либо какая-то дополнительная часть его собственного тела, забывает, что ребенок – это отдельная личность со своими желаниями и чувствами, а не "объект воздействия", от которого нужно добиться правильного поведения. Такая позиция родителя препятствует взрослению ребенка, обретению им собственной целостности, идентичности. Часто родителям кажется, что сын или дочь способны соблюдать правила только из страха, и – прибегают к насилию.

В одной семье было введено такое правило – если 10-летний ребенок не убирал вовремя свою вещь, отец мог вышвырнуть ее в окно, а потом жестко отругать сына за пролитые над разбитой вещью слезы. В объяснениях отца была четкая логика. Не было только сочувствия и человечности.

Когда родители обсуждают с психологом проблему физических наказаний, многим из них даже не приходит в голову, что это может значить для ребенка, какие чувства может вызывать у него. Для многих родителей является открытием, что своим "плохим" поведением ребенок что-то сообщает им, только по-своему, с помощью поступков, а не слов.

Откуда же берутся родители, проявляющие жестокость по отношению к своим детям? Да ведь это те самые люди, которых в их собственном детстве не уважали, нарушали их права, не любили, а семейные нормы и ценности были искажены. Они выросли и, не отдавая себе в этом отчета, повторяют вновь и вновь ту же патологическую схему взаимоотношений.

Ребенок может вызывать разные чувства, и не обязательно всегда позитивные. И если взрослые будут стараться понять, откуда у них берутся негативные чувства по отношению к детям, они сделают огромный шаг к исправлению ситуации. Но если нет – когда-нибудь они не смогут сдержаться и нарушат границу.

наверх

Последствия злоупотребления в отношении ребенка

Что чувствует ребенок, которого бьют самые близкие и любимые люди? Страх, отчаяние, ненависть, гнев, безысходность, вину, стыд, одиночество, бессилие. Ребенок, ставший жертвой насилия, никогда уже не будет прежним, даже если все осталось в прошлом. Психическое насилие над ребенком в школе навсегда оставляет раны в душе. Чтобы облегчить душевную боль, некоторые дети стараются забыть не сами жестокие события, а только те чувства, которые с ними связаны. Но в итоге ребенок может стать бесчувственным и эмоционально закрытым, ведь если воспоминание о плохом осталось, а сопровождающих его страха, гнева, унижения, стыда больше нет в сознании, то человек становится неспособным сопереживать другим людям. "Раз я ничего не чувствую, почему другие должны иметь чувства?" Другой способ забывания – это "вычеркивание" из сознания самих событий. Теперь человека не беспокоят воспоминания. Его беспокоит их отсутствие. Провалы в истории, неспособность воспринимать свою жизнь как непрерывную череду событий, невозможность вспоминать прошлое – все это может быть косвенным признаком психической травмы в результате насилия.

Еще один способ справиться с чувствами, возникшими в результате насилия, – это "передать" их другим. Психика ребенка совершает "кувырок" – он начинает ощущать себя не жертвой, а самим агрессором, как бы "меняясь местами" со своим мучителем. И он направляет агрессию на внешний мир, заставляет страдать других. Ему становится легче – страдает не он, а кто-то другой. И ребенок ломает и уничтожает вещи, мучает животных, бьет других детей, обзывает и унижает их, грубит учителям. Исследователи-психологи выяснили и еще один факт. Люди, подвергающиеся насилию, и особенно дети, как бы впускают агрессора в свой внутренний душевный мир. Насилие настолько сильно воздействует, что ломает психологические защиты индивида. Жертв преследуют кошмарные сновидения, мучают мысли о собственной никчемности, постоянно звучит тема самообвинений, часто возникают желания причинить себе боль – повредить свое тело, совершить суицид, они страдают от депрессий. Пережившие насилие чаще других становятся жертвами нового насилия, словно "притягивая" к себе неприятности, проявляют рискованное поведение, втягиваются в разрушительные пагубные привычки – злоупотребление алкоголем, наркотиками, компульсивное переедание. Жертвы сексуального злоупотребления часто оказываются втянуты в проституцию.

Опасность насилия заключается также в возникновении психологического явления, получившем название "стокгольмский синдром" (в 1973 г. в Стокгольме, при освобождении заложников вдруг обнаружилось, что они вступили в союз со своими захватчиками, стали поддерживать и оправдывать, несмотря на их жестокость). Механизм срабатывает сам собой – жертва, чувствуя вначале бессилие, полную зависимость и ужас, постепенно начинает "подключаться" к своему мучителю, принимая его позицию и методы как правильные и хорошие, тем самым приспосабливаясь к агрессору и снижая степень своего страха и беспомощности. Теперь жертва "в сговоре" с агрессором и направит свой гнев на тех, кто будет пытаться ее освободить от гнета мучителя. То же самое может происходить и в семье, это явление называется "бытовой стокгольмский синдром". Так, жертвы насилия впоследствии могут быть "соучастниками" жестокости, которую совершают другие. Например, ребенок может найти себе агрессивного "друга", чтобы под его защитой наблюдать, как тот бьет других.

наверх

Как быть?

Парадоксально, но наше общество проявляет терпимость к насилию. Людей возмущает жестокость фильмов и телепередач, насилие в целом – как некий феномен человеческого существования. В то же время люди редко вступают в борьбу с повседневным бытовым насилием и задумываются о собственном поведении по отношению к близким.

Стереотипы рисуют портрет агрессора – маньяк с отталкивающей внешностью, грязный и подозрительный. Но в реальной жизни насилие может осуществлять любой, даже самый милый и обходительный с посторонними человек. Что же касается сексуального насилия, то в подавляющем числе случаев – это "домашнее" насилие, т. е. совершаемое ближайшими членами семьи.

Кому может пожаловаться ребенок, если его права на физическую и психологическую безопасность нарушаются самыми близкими людьми, от которых он полностью зависит? Почти все дети, которых бьют, ощущают чувство вины, страха и ненависти, а часто и стыда. Как тут жаловаться, если чаще всего человек, применяющий физическую силу к ребенку, налагает запрет на раскрытие тайны? Причем запретить "выносить сор из избы" можно с помощью и простого запугивания: "будешь жаловаться – еще получишь!", и более тонких манипуляций. Например, раскаяние, которое демонстрирует родитель после наказания, заставляет ребенка верить в то, что мама или папа просто не справляется со своими эмоциями. И он взваливает на себя ношу – заботится о чувствах своих родителей, давая им возможность "разрядки раздражения" на себе и прощая после слез раскаяния, подтверждая, что он любит своих родителей даже такими "плохими", причинившими ему боль. И чувствует себя обязанным поддерживать сложившуюся ситуацию, не прося помощи у окружающих. Или же взрослый абсолютно уверен в своей правоте: то, что он делает с ребенком, – это "воспитание", "это ему на пользу", "для его же блага" и транслирует свою позицию окружающим (учителям, друзьям, самому ребенку), вынуждая их верить в то, что это неотъемлемая часть заботы о ребенке.

Есть мнение, что с человеком, подвергшимся насилию, будь то физическое, сексуальное или психологическое, лучше поменьше говорить об этом, самым правильным кажется – забыть и отвлечься на другие, позитивные темы. Это неверно. Страдающий ребенок остается наедине со своими переживаниями и убеждается во мнении, что факты жестокости и насилия настолько ужасны, что никто не в состоянии о них даже слышать, даже вслух говорить об этом нельзя, иначе все слишком испугаются и перестанут с ним иметь дело.

Наверное, каждый учитель хотя бы однажды сталкивался с такой ситуа­цией: ученик приходит в школу с синяками и ссадинами, и когда педагог интересуется, что произошло, ребенок признается, что его побил кто-то из родителей. Что делать учителю? Вызвать родителей в школу для серьезного разговора? "А имею ли я право вторгаться в семейные дела? А что, если я только усугублю ситуацию своим вмешательством? И ребенку влетит еще больше? Теперь уже за разглашение семейной тайны?" – теряется в сомнениях учитель. Идея о перевоспитании агрессивного родителя при помощи душеспасительной беседы – утопическая. Учителю не удастся справиться с этим в одиночку: слишком уж щепетильная и конфликтная ситуация. Да и разбушевавшийся родитель вряд ли согласится мирно разговаривать с учителем. Скорее в школу придет второй родитель и будет оправдывать супруга, объяснять, жаловаться, пытаться добиться сочувствия. В этом случае учителю нужно обратиться за помощью к другим школьным работникам – к психологу и социальному педагогу. Не помешает и помощь специалиста по защите прав ребенка. Психолог сможет выяснить причины, которые привели к насилию, предложить психологические способы работы с семьей и ребенком. Социальный педагог возьмет на себя правовую сторону вопроса. И вместе со специалистом по защите прав ребенка обеспечит, если понадобится, взаимодействие с представителями власти. Конечно, закон на стороне ребенка, который не может сам за себя постоять. Он защищает его права на безопасность. Однако трудностей на этом пути немало. Начиная с того, что в школе должности социального педагога и специалиста по правам ребенка зачастую заняты людьми, которые эти функции не выполняют. Да и администрация школы может проявить пассивность. Причины разные. Например, 11-летний мальчик пришел в школу с кровоподтеками на руках. Признался, что отец побил его ремнем с пряжкой. Но мальчик – сын высокопоставленного чиновника, публичной персоны... А сколько еще родителей, покорно посещающих психолога, но ничего не собирающихся менять в отношениях с детьми? Выправлять опасную ситуацию должна команда специалистов под руководством директора школы.

Т.В. Панкова,психолог, психоаналитически-ориентированный психотерапевт, автор и ведущий сертификационных программ по детской психотерапии, автор научно-популярных публикаций по детской психологии и психологии семейной пары.

О.Г. Калина,
психолог, канд. психол. наук, доц. каф. клинической психологии и психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета, специалист высшей категории отдела психоэмоциональной коррекции и реабилитации ЦППРиК "Строгино"



Подписка на статьи

Не пропустите ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь бесплатно на рассылку.

Мероприятия


Мероприятия

Проверьте свои знания и приобретите новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение на подписку

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Электронная система

Справочная система «Образование»

Вебинары

Конференции

  • 30 - 31 марта 2017 г.
  • Организация внеурочной деятельности и реализации дополнительных образовательных программ в школе
  • Участвовать!
  • 20 - 21 апреля 2017 г.
  • Управление кадрами образовательной организации в условиях перехода на профессиональные стандарты
  • Участвовать!
Школа Менеджера образования

Опрос

Что чаще всего горит в школе?

  • Электропроводка 43.75%
  • Электроприборы 8.75%
  • Реактивы 3.75%
  • Помещения и оборудование пищеблока 3.75%
  • Чердаки, подсобные помещения 6.25%
  • Мусор, сухая трава во дворе 33.75%
Другие опросы

Рассылка



© МЦФЭР, 2016. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-37745 от 12 октября 2009 года
Menobr.ru: сайт для специалистов и управленцев сферы общего образования. Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

По вопросам подписки обращайтесь: 8 800 775-4822 (звонки по России бесплатные)
По вопросам клиентской поддержки тел.: +7 (495) 937-90-82



  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников сферы образования!

Чтобы продолжить чтение статей на портале «Менеджер образования», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Регистрация на сайте бесплатна.

Вы получите доступ к важным статьям, ответам на актуальные вопросы, полезным сервисам и шаблонам документов.

Внимание! В материалах сайта используется терминология профессионального сообщества.

А еще в подарок за регистрацию мы дарим Вам видеолекцию «Методические и организационные аспекты введения ФГОС обучающихся с ОВЗ», из которой узнаете о ключевых изменениях в нормативных правовых актах, требующих обязательного применения в образовательной практике.

Лектор: Фальковская Л. П., начальник отдела образования детей с проблемами развития и социализации.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для работников сферы образования!

Чтобы скачать шаблон документа, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Регистрация на сайте бесплатна.

А еще в подарок за регистрацию мы дарим Вам локальный нормативный акт о планировании внеурочной деятельности.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Регистрация

Зарегистрируйтесь, чтобы получить документ. Это бесплатно и займет всего минуту!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль