Я всегда ставлю высоко планку – и себе, и тем, кто рядом

2975

Гелия Михайловна! Работа Вашей службы строго регламентирована, порядок деятельности определен законодательством. Так зачем же понадобился этот социологический мониторинг?

Действительно, система аттестации педагогических и руководящих кадров достаточно упорядочена в рамках действующей нормативно-правовой базы, при этом Москва имеет свою специфику. Во-первых, это большое число аттестуемых, в этом году их было более 16 тыс. чел.; во-вторых, видовое многообразие учреждений общего образования, профессионального и дополнительного предопределяет огромный спектр должностного функционала, профессиональной квалификации; в-третьих, Москва – это широкое экспериментальное поле, где в отдельных учреж­дениях работают по 4–5 экспериментальных площадок; и в-четвертых, в столице высок потенциал профессиональной компетентности: в педагогических коллективах нашей сферы работает до 15% людей, имеющих ученые степени кандидатов и докторов наук. В соответствии с этим определяются прерогативы нашей деятельности. Но время не стоит на месте, все меняется, и мы не можем и не хотим работать по старинке. А чего ждут от нас те, кто подает заявление на аттестацию? Как они оценивают нашу работу? Одна из главных проблем в том, что мы не имеем обратной связи, а она должна быть. Согласитесь, люди не всегда говорят то, что есть на самом деле. А нам хотелось иметь объективную оценку. Когда мы проводим встречи, собеседования с директорами, с Советом директоров, с руководителями тех учреждений, которые приходят к нам сдавать документы, – мы общаемся. Но нужен взгляд со стороны – объективный, непредвзятый. Ну и пришла идея провести независимое социологическое исследование деятельности нашей службы. Заключили договор с Московским городским педагогическим университетом на проведение такого исследования. Специально никого не выбирали, просто дали номера тех образовательных учреждений, которые выходили к нам на процедуры. Совместно с МГПУ определили, что в соцопросе должны участвовать порядка ста образовательных учреждений. В эксперименте участвовало 104 учреждения. Я очень благодарна руководителям, директорам и их заместителям, которые ответственно отнеслись к этой работе. Они высказали много пожеланий, проанализировали многие моменты, ответили на сложные и нужные для нас и для них вопросы. Результат получился хороший. Для нашего развития он очень серьезный и в то же время очень уж благополучный, что ли. Меня это, честно говоря, расстроило. Я бы хотела, чтобы к нашей работе отнеслись более критично, "высветили" просчеты, дали свои представления о процедурах лицензирования и аттестации.

Гелия Михайловна! Вы сказали, что не удовлетворены результатом мониторинговой оценки эффективности деятельности ГСЛиА. Почему?

Результат как раз оказался положительным: почти 90% опрошенных оценили работу нашей Службы как высокопрофессиональную, качественную. А это была независимая экспертиза нашей деятельности. Но дело вот в чем. Наши процедуры затрагивают жизненные центры не только образовательного учреждения, но и каждого человека. Ведь это и положение самого учреждения в рейтинге среди других, и имидж директора. Понимаете, учителя и школа – это организации очень тонко чувствующие отношение к ним, и не случайно, когда мы приходим в школу, директору хочется показать все то лучшее, что у него есть. И это прекрасно! Если человек чего-то добился, ему хочется, чтобы кто-то это увидел и оценил. А если в школу приходит директор-эксперт, коллега, который оценивает работу, – это очень волнует, ведь затрагивается честь, достоинство, интересы каждого человека. А особенно, когда после экспертизы люди говорят, что их недооценили, не так посмотрели, чего-то не увидели, не заметили, высказывают обиды в адрес экспертов. Вот поэтому так беспокоит качество проводимой экспертами работы, поэтому мы и решили провести независимое социологическое исследование. Ведь служба работает для школы, вместе со школой, в одном образовательном пространстве. У нас колоссальный объем работы. Как я уже говорила, на сегодня сдано документов на аттестацию 16 тыс. За полгода мы должны оценить, посмотреть, направить экспертов. И не ошибиться! Ни в одном случае. На каждую комиссию выносится по 2,5 тыс. заявлений, а для каждого человека это – его единственный шанс. Не пропустить дату, не ошибиться в определении, найти экспертов, которые не позволят себе никакой бестактности и которые при этом являются профессионалами высочайшего уровня – вот задача специалистов ГСЛиА. Процедуры лицензирования и аккредитации составляют порядка 5 тыс. учреждений в год. Поэтому хотелось бы более требовательного отношения к тому, что мы делаем.

Какие же пожелания высказали участники эксперимента?

Высказанные директорами пожелания касаются в основном не нас. Людям не хватает оперативной информации о тех или иных нормативных документах. Например, сейчас вот вышло новое постановление Правительства РФ от 16.07.2008 № 522 "Об утверждении Положения о государственной аккредитации образовательных учреждений и научных организаций". Мы его полностью разместили на нашем сайте (www.gsla.ru). Положение имеет более 10 отсылочных норм. Минобрнауки России и Рособрнадзор должны в ближайшей перспективе издать соответствующие подзаконные акты. В соответствии с этим будем работать, уже определили: что находится в федеральном ведомстве, что делаем мы, как городская служба, учреждение, которое проводит все эти процедуры. Проработали весь алгоритм действий.

Это Положение многое меняет?

Конечно, меняет. В чем-то упорядочивает процедуру, появляется новое в требованиях. Четко прописывается, как регистрируются документы, очень подробно разъясняется, как выносятся решения о приостановлении, возобновлении, отказе от лицензирования и государственной аккредитации. Указывается, что все эти решения обязательно доводятся до сведения правоохранительных органов и т. д. Новое Положение было принято после изучения всех практических наработок, поэтому оно очень подробное.

Чувствуется, что Вас очень беспокоит не только вопрос качества проводимой службой экспертизы, но и психологическое состояние ее участников – директоров, учителей. Наверное, сказывается многолетний педагогический опыт? Вы заслуженный учитель РФ, лауреат премий Президента РФ и мэра города Москвы, многих других наград. Сколько же лет Вы посвятили школе?

Даже страшно сказать – 50 лет! У меня историко-филологическое образование, я в школе прошла все должностные ступеньки, работала учителем и русского языка, и русской литературы, и истории, и обществоведения, и мировой художественной культуры, и этики семейной жизни. Как пошла в учителя? Из чувства протеста. Еще в 6-м классе, когда столкнулась с первой несправедливостью, решила стать учителем, но не потому, что любила эту профессию. Я решила, что пойду в учителя, чтобы доказать, что они тоже бывают справедливы. Моя мама очень возражала, да и учителя говорили, что у меня, медалистки, много других вариантов. Но я решила, и все. Поехала в Ленинский пединститут заранее, все там посмотрела и просто влюбилась в него! А на втором курсе вдруг начались сомнения: хотеть – это одно, а получится ли у тебя? Сможешь ли? Я едва не ушла, но просто не могла перед мамой и учителями показать свою слабость и несостоятельность, поэтому осталась. Мама одна нас воспитывала, брат родился прямо перед войной, отец погиб. Как я могла бросить институт? Нет, я любила учиться, поэтому осталась и закончила его. Получила еще одну специальность – учитель истории, и пошла в школу. Мне очень повезло, потому что я попала в необыкновенную школу № 33. Ее уже много лет не существует в Москве. Там была замечательный директор Станислава Викентьевна Кудрявцева, молодая, лет 36. Коллектив наш тогда делился на две команды – людей предпенсионного возраста и нас, молодых. Нам казалось, что эти "бабки" нас страшно жучили! Это были люди не только высокого педагогического профессионализма, но и общей культуры, и широких интересов. На протяжении всей жизни я им за это страшно благодарна, потому что каждая из них научила меня тому, чему нельзя научиться в институте. Например, педагогической этике, что особо важно. То, что я сейчас особо остро чувствую и переживаю, – это ее утрату. Мы, например, не имели права в учительской разговаривать на какие-то бытовые темы типа покупок юбки или мяса. Это было не принято, запрещено, неприлично! У нас было не принято называть друг друга по имени даже вне школы, мы обращались друг к другу только по имени-отчеству. Это очень важная привычка! Понимаете, мы, учителя, не опускались до уровня быта, мы не опускались до приятельских отношений, после которых переходят всякие грани. Наверное, это сейчас выглядит странным, но я до сих пор не понимаю, как можно при ребятах учителям говорить друг другу что-то типа "Маш, ты вообще замолчи!". Я не приемлю этого! И считаю, что за счет такого вот амикошонства теряется общая культура не только учителя, но и детей. В школе очень ценилось творчество. Всегда искали что-то новое. Я, например, любила диспуты или составление словесных памятников литературным героям. Например, я вам признаюсь, что не люблю драму "Гроза", но дети не должны были это почувствовать. Я предложила одной части класса изучить статью Добролюбова, а другой – Писарева, и затем мы сопоставляли разные точки зрения. Знаете, учитель – это такая профессия, в которой всегда нужно жить с интересом, а если интереса нет – нужно уходить. В моей практике был такой случай, когда я уже работала на Северо-Западе Москвы в управлении образования. Ко мне пришла директор одной школы, совсем не старая женщина еще, с заявлением на увольнение по собственному желанию. Я ее убеждаю, что, мол, вы хороший директор, и школа, и коллектив отличные – почему вы уходите? А она мне просто так сказала: "Я потеряла интерес к работе и считаю, что не имею права занимать это место. Я вырастила смену, назначайте того, кто еще горит". Это меня совершенно потрясло!

Многие помнят Вашу статью в "Комсомольской правде" под названием "Когда учителю учить?". Как Вы рискнули критиковать власть?

Скажу честно, я три раза отказывала корреспонденту. Но потом написала эту статью, можно сказать, под горячую руку, отправив из школы очередных двух проверяющих, до того была зла на них! Все возмущение мое состоянием дел в образовании вылилось тогда, а были это 80-е годы, когда критика не приветствовалась. Написала о том, что приводит к потере профессионализма, к разочарованию в профессии – все мое неудовлетворение было в той статье. Получила много откликов, звонков. И работала дальше. Меня назначили директором очень хорошей школы, где работали талантливые, творческие и интересные учителя. Но с талантливыми учителями работать в десять раз сложнее! Потому что директор должен соответствовать им и каждый раз подкидывать что-нибудь новенькое, чтобы не "застыть на месте". А потом, учителя всегда стараются сохранить свое статус-кво и упорно держатся за привычное старое, сдвинуть их трудно. Что делать? Я шла к ребятам, обсуждала сначала с ними какой-то вопрос, а потом шла к учителям и говорила – ребята уже это одобрили! А у нас в школе было очень хорошо поставлено самоуправление, в этом была большая заслуга Виктора Михайловича Коротова, бывшего директора, обаятельного, широкого душой, веселого; его обожали все дети. Потом он был заместителем министра. До меня 16 лет работала директором в этой школе № 23 Александра Матвеевна Захарова, высокоодаренный педагог, блистательный математик, человек с жестким внутренним стержнем. Для школы это тоже важно, потому что директор должен школу "держать в руках" всегда. Поэтому мне прийти в эту школу было и большой честью, и большой ответственностью. Могла бы назвать еще многих талантливых, умных педагогов, каких много в образовании Москвы. Мне посчастливилось работать под руководством Любови Петровны Кезиной – уникального педагога и человека широчайшего масштаба.

Гелия Михайловна! Существует ли у Вас своя формула успеха педагога?

Я всегда считалась с ребятами, каждый из них был для меня интересной личностью. И я училась не только у своих коллег, но и у своих учеников. Мне всегда хотелось раскрыть ребенка, используя его собственные качества, зажечь в нем эту искру божью, не погасить его веру в себя, в успех. У каждого учителя есть что-то свое. Но иногда идет борьба за любовь детей. Мне это не понятно. Дети сами должны выбрать своего учителя, прийти к нему и полностью ему довериться. И если получается у учителя сохранить доверительные отношения с детьми, то это, по-моему, – самое главное в работе педагога. Я никогда не заигрывала с ребятами. Я всегда задавала своим ученикам высоко планку, требовала от них многого. При этом старалась вызвать интерес, показать разные позиции, научить мыслить и чувствовать, сопереживать, соучаствовать в очень трудной работе – обучении.

Наверное, Вы продолжаете высоко ставить планку и своим сотрудникам Службы лицензирования, аккредитации и аттестации, которую возглавляете уже 6 лет?

По крайней мере стараюсь это делать. Дело в том, что служба существует внутри образовательной системы, и ее главная задача – отразить картину сегодняшнего дня. Что происходит сегодня в образовании Москвы? Ведь каждый год мы просматриваем пятую часть всех учреждений и пятую часть всех педагогов (самых элитных, высшей квалификационной категории). Это достаточно серьезный процент – 20% лучших педагогов Москвы. Вот уже третий год мы готовим свои "Сборники материалов по аттестации педагогических работников" по итогам учебного года, где публикуем аналитические материалы о состоянии процедуры аттестации, информацию о предложениях, поступивших к нам, о новых подходах к экспертно-оценочной деятельности. Это дает прямую возможность руководству Департамента образования Москвы прослеживать, каким образом выстраивается тенденция в образовании, что происходит в системе. Мы ведь отражаем не сиюминутный результат, а оценивая межаттестационный период, смотрим, что и как изменилось за прошедшие пять лет? Куда движется данное учреждение? Учителя? Да, есть мониторинги, есть система учета и контроля прохождения программ, результатов обученности и т. д. Это помогает нам выстраивать общую картину. Но именно тенденцию увидеть за этими результатами, которые накапливаются, – наша задача.

Каждый руководитель или учитель, который проходит аттестацию, должен четко понимать, во-первых, для чего это нужно, во-вторых, какова степень его участия в этом и какова степень ответственности экспертизы. Особенно сложной является процедура аттестации учителей. Учитель имеет право раз в пять лет встретиться с профессионалом таким же, как он или выше. И какие-то свои задумки – осуществленные или намечаемые – проверить на этом человеке, на эксперте. Поэтому я вижу в процедуре аттестации прежде всего возможность общения профессионалов высокого уровня. Если это происходит – значит, движение вперед с нашей помощью осуществляется. В Москве огромные административные округа. И обычно внутри округа существует своя замкнутая профессиональная корпорация учителей математики, литературы и т. д. А когда приходят люди из других округов – это еще и вариант повышения квалификации, обмен мнениями, опытом.

К слову о профессионалах. Вопрос от аттестуемых "А судьи кто?" звучит не раз. Где же Вы берете грамотных, профессиональных экспертов, ведь их в российских вузах пока не готовят?

Московская Городская служба лицензирования и аттестации образовательных учреждений, педагогических кадров и учащихся явилась инициатором создания своей профессиональной школы экспертов. Экспертиза сама по себе предполагает участие людей не заинтересованных – это одно из требований к экспертам: у них не должно быть никаких личных мотивов для участия в экспертизе данного учреждения или учителя. Вы правильно сказали, что сегодня у нас в стране ни один вуз экспертов не готовит. И поэтому экспертов надо "выращивать". Что мы и делаем вот уже четвертый год. По нашей просьбе такие группы открыты в Московском институте открытого образования и Московском педагогическом государственном университете.

Все руководители наших подразделений читают в институте лекции, обеспечивают систему обучения на уровне стажировки. Обучение экспертов не просто чтение лекций, а именно деятельностный подход в обучении. Просто мы поняли, что для того, чтобы полностью быть уверенными в своих экспертах, нам нужно очень четко знать – как они умеют использовать знания, полученные на этих курсах. Проанализировав это, мы были удивлены, что очень многие не умеют распорядиться знаниями, которые получили. Многие не умеют выделить главное, не знают психологии, не справляются с той или иной ситуацией и т. д. Целый ряд вопросов возник, которых мы недопонимали. Разработали Положение об эксперте и Положение о сертификации экспертов. Это наш внутренний документ, он никого ни к чему не обязывает, но нужен нам и тем, кто к нам приезжает из других регионов, где тоже существует острая проблема с экспертами, где их тоже не хватает. Мы готовы поделиться нашим опытом со всеми. За это время мы поняли еще и то, что даже после окончания профессиональных курсов повышения квалификации не каждый может стать экспертом. И тогда мы ввели собеседование. Те, кто достаточно повышал свою квалификацию и участвовал в процедурах экспертизы, получили документ о повышении квалификации. Но для экспертизы этого недостаточно, должна быть сертификация, отучившихся на курсах, тех, кто успешно пройдет собеседование. Человек имеет право прийти на собеседование или нет, но тот, кто его успешно проходит, – тот и получает сертификат для дальнейшей работы экспертом.

На сегодня успешно прошли собеседование и получили сертификат всего около 800 чел. Кто эти люди? Одних рекомендовал округ, других – директора, некоторые приходили сами. Составлен банк из 4000 экспертов, находящихся у нас в базе и прошедших специализацию, самых лучших, которые не один год работают, участвуют на практике в проведении процедур. Эксперт – это новая профессия в нашей педагогической работе. Можно быть блестящим учителем и никогда не стать экспертом по очень многим позициям. Например, по неумению общаться или абстрагироваться от собственного опыта и др. Эксперт – это новая должностная обязанность педагога. Экспертиза сейчас стала очень востребована. Когда у нас и преподавание, и воспитание, и оценка были в руках одного человека – это одно. А когда появились ЕГЭ, независимые комиссии, оценивающие медалистов, – все изменилось, возникла потребность в независимой экспертизе. Мы очень много работали, чтобы все это создать в соответствии с требованием педагогического сообщества. Конечно, разработан и свой алгоритм работы эксперта. Когда эксперты выходят на работу в школы по распоряжению службы, дополнительно с ними проводится собеседование. Они получают определенные задания, которые составляются на основе документов, представленных самим учреждением. Что касается экспертов, которые выходят на аттестацию учителей, то там, конечно, играют роль их собственный опыт, их знания. Но все равно мы выработали критериальный ряд, в какой-то мере и инструментальный ряд – как оценивать те или иные стороны работы учителя, ее качество.

Два раза в год мы проводим круглые столы для разных категорий работников образования с открытым обсуждением. Мы не готовим заранее никаких докладов, только вопросы, по которым пойдет разговор. Мы очень благодарны тем людям, которые соглашаются в этом участвовать, потому что получается настоящая мозговая атака. Это очень важно, т. к. каждый со своих позиций может высказать свои пожелания, предложения и даже требования по теме разговора.

Как и когда Вы подводите итоги года?

Служба завершает учебный год своей внутренней конференцией. Подготовка к ней идет практически с марта до июня: определяются темы докладов и группы подготовки, куда входят специалисты разных отделов; собирается материал для обобщения и анализа; группа распределяет обязанности, выстраивает структуру сообщения, выделяет докладчика, готовит схемы, таблицы и т. п. Сама конференция – это не просто отчет каждого специалиста перед коллективом, а возможность увидеть объем и результат работы всей службы, определить планы на следующий учебный год. Все это создает атмосферу праздника, ощущение единства коллектива, способствует профессиональному росту специалистов.

На основе собранных материалов готовится "Доклад о состоянии системы образования города Москвы в ____году (по итогам лицензирования и государственной аккредитации образовательных учреждений)" для руководства Департамента образования и начальников учебных округов.

Естественно, каждый год привносит свои особенности. Появились в образовании национальные проекты, гранты федеральные и региональные. Служба должна проводить процедуры лицензирования, аккредитации учреждений и кадровой аттестации с учетом новых реалий. Абсолютное большинство учреждений проходят лицензирование и аккредитацию уже в третий-четвертый раз. Значит, надо менять формы. В результате обсуждения с руководителями учреждений этого вопроса в практику вошли презентации, дни открытых дверей, профессиональные отчеты с использованием компьютерных и интернет-технологий и пр. В системе оценки работы учреждений используются так называемые зачетные единицы – показатели независимых экспертиз (ЕГЭ, мониторинги и др.). При этом соблюдаются принципы добровольности, инвариантности, открытости. Все решают учредители и руководители образовательных учреждений. Служба рассматривает разные предложения, согласовывает их с нормативными документами и осуществляет процедуры. Лицензирование и аккредитация образовательных учреждений – это рычаги управленческой деятельности Департамента образования и гарантия качества для обучающихся и родителей.



Подписка на статьи

Не пропустите ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь бесплатно на рассылку.

Мероприятия


Мероприятия

Проверьте свои знания и приобретите новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение на подписку

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Электронная система

Справочная система «Образование»

Школа Менеджера образования

Опрос

Что чаще всего горит в школе?

  • Электропроводка 43.75%
  • Электроприборы 8.75%
  • Реактивы 3.75%
  • Помещения и оборудование пищеблока 3.75%
  • Чердаки, подсобные помещения 6.25%
  • Мусор, сухая трава во дворе 33.75%
Другие опросы

Важно знать



© МЦФЭР, 2016. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-37745 от 12 октября 2009 года
Menobr.ru: сайт для специалистов и управленцев сферы общего образования. Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

По вопросам подписки обращайтесь: 8 800 775-4822 (звонки по России бесплатные)
По вопросам клиентской поддержки тел.: +7 (495) 937-90-82



  • Мы в соцсетях
Сайт предназначен для работников сферы образования!

Чтобы продолжить чтение статей на портале «Менеджер образования», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Регистрация на сайте бесплатна.

Вы получите доступ к важным статьям, ответам на актуальные вопросы, полезным сервисам и шаблонам документов.

Внимание! В материалах сайта используется терминология профессионального сообщества.

А еще в подарок за регистрацию мы дарим Вам локальный нормативный акт о планировании внеурочной деятельности.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для работников сферы образования!

Чтобы продолжить чтение статей на портале «Менеджер образования», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Регистрация на сайте бесплатна.

Вы получите доступ к важным статьям, ответам на актуальные вопросы, полезным сервисам и шаблонам документов.

Внимание! В материалах сайта используется терминология профессионального сообщества.

А еще в подарок за регистрацию мы дарим Вам видеолекцию «Методические и организационные аспекты введения ФГОС обучающихся с ОВЗ», из которой узнаете о ключевых изменениях в нормативных правовых актах, требующих обязательного применения в образовательной практике.

Лектор: Фальковская Л. П., начальник отдела образования детей с проблемами развития и социализации.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Сайт предназначен для работников сферы образования!

Чтобы скачать шаблон документа, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Регистрация на сайте бесплатна.

А еще в подарок за регистрацию мы дарим Вам локальный нормативный акт о планировании внеурочной деятельности.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Регистрация

Зарегистрируйтесь, чтобы получить документ. Это бесплатно и займет всего минуту!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль